Россия хочет расширить свою транзитную сеть — и свое влияние — на юг, до Ирана, но сделать это будет нелегко. Ни одно географическое препятствие не было для русских таким пугающим, как горы Кавказа, и немногие из транзитных государств в этом регионе можно считать дружественными России. Из-за этого стране будет сложно построить непрерывную инфраструктуру в кавказских странах, но, в конечном счете, Москва и Тегеран, видимо, объединят усилия, чтобы попытаться преодолеть эти серьезные препятствия и ограничить присутствие других крупных держав в этом регионе.

Пока России удалось построить две дороги в Иран через Южный Кавказ. Первый путь проходит вдоль побережья Каспийского моря через Дагестан и Азербайджан, а второй — по Военно-Грузинской дороге через Крестовый переход (Джвари) в горах. Правда, эксплуатация первой дороги ограничена из-за исторически сложившихся недружественных отношений между Ираном и Азербайджаном. А вторую дорогу часто закрывают в зимний период, и ее сложно использовать для грузового автотранспорта, который потребуется при любом расширении сухопутной торговли между Россией и Ираном или Арменией.

Из-за этих проблем Россия в последние два года активно пытается найти более надежные транспортные коридоры в Иран. В качестве одного из вариантов рассматривается строительство железнодорожных линий, которые будут проходить из России в южном направлении по обе стороны от Каспийского моря. В конце 2014 года действующие железные дороги России соединялись с системой железных дорог Ирана именно так, и соединительные ветки проходили по территории Казахстана и Туркмении. Тем временем Иран продолжает прокладывать железную дорогу Казвин-Решт вдоль своего участка побережья Каспийского моря до иранского города Астара у азербайджанской границы. После завершения строительства эта дорога соединит иранскую северную железнодорожную ветку с системой железных дорог Азербайджана и далее с Россией. Однако, как и российские автомобильные дороги, этот вариант ненадежен: и Туркмения, и Азербайджан отказываются разрешить России перевозить военную технику по своим территориям, что ограничивает возможности Москвы использовать эти железные дороги.

Поскольку транзитные страны препятствуют России в использовании этих транспортных коридоров, Москва начала расширять зону поиска альтернативных транспортных вариантов. Одним из возможных вариантов является дорога, проходящая от Северного Кавказа до Южной Осетии (сепаратистской территории Грузии), которая затем соединится с важной автомагистралью «Восток-Запад», соединяющей Азербайджан с черноморскими портами Грузии. В качестве другого варианта можно было бы построить 160-километровую железнодорожную ветку между городом Алагир на Северном Кавказе и грузинским Гори. Каждая из этих дорог обеспечила бы России самый короткий и самый быстрый доступ к железным дорогим всех стран Южного Кавказа. И, наконец, еще один вариант — железная дорога через Абхазию, еще одну отделившуюся от Грузии территорию. В октябре 2015 года железнодорожные войска РФ закончили восстановление участка железной дороги, которая теперь доходит до демаркационной линии, отделяющей Абхазию от остальной территории Грузии. Абхазские власти с воодушевлением восприняли это как знак предстоящего восстановления всей железной дороги, но учитывая, что Москва поддерживает эти сепаратистские территории Грузии, весьма маловероятно, что Тбилиси когда-либо пойдет на то, чтобы позволить России реализовать этот план.

Несмотря на эти препятствия, ни Москва, ни Тегеран от своих намерений не отказываются. Судя по уже завершенным проектам и по продолжающемуся строительству в Абхазии, Северной Осетии и Азербайджане, Иран и Россия, похоже, намерены работать вместе и попытаться найти частичное решение проблемы создания надежного транзитного коридора на Кавказе, при этом не допустив туда других зарубежных конкурентов.