Во вторник в историческом центре Стамбула Султанахмет смертник, являвшийся, как установлено, боевиком ИГИЛ, подорвал себя, в результате чего десять туристов погибли и еще 15 были ранены. За последние полгода это уже третий совершенный смертниками теракт в Турции, следы которого ведут к ИГ. Однако проблема терроризма в Турции связана не только с «Исламским государством». Сегодня у страны есть множество врагов — приверженцев различных радикальных идеологий.

Теракт, совершенный террористом-смертником из ИГИЛ во вторник, как и два других теракта, совершенные боевиками ИГ, был, к сожалению, предсказуем. Более четырех лет — с тех пор как вспыхнула гражданская война в Сирии — Турция смотрела сквозь пальцы на джихадистов, орудовавших вдоль своей границы с Сирией. Анкара позволяла джихадистам использовать эту границу для осуществления своих планов по свержению сирийского диктатора Башара Асада и подавления национально-освободительного движения сирийских курдов. Два года назад границу стало использовать и «Исламское государство». Но Турция осознала растущую угрозу слишком поздно. К тому времени, когда Анкара усилила меры безопасности, ИГИЛ уже взяло под свой контроль два приграничных сирийских города и внедрило свои подразделения на турецкой территории — в том числе в Стамбуле и Анкаре.

Турции удавалось сдерживать эту проблему на протяжении четырех лет. Но удача отвернулась от Анкары в июле 2015 года, когда связанный с ИГИЛ террорист-смертник подорвал себя в турецком городе Суруч на границе с Сирией, в результате чего погибли 32 человека. Турция, пассивно наблюдавшая за борьбой международных сил с «Исламским государством», наконец объявила войну с джихадистской организацией на своей границе. Менее чем через три месяца во время антивоенного митинга в Анкаре прогремели сразу два взрыва смертников, которые унесли жизни более 100 человек и стали в Турции самым кровавым терактом.

Но ИГИЛ — это лишь одна из организаций, представляющих для Турции террористическую угрозу. В ответ на последний теракт президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган предупредил, что стране угрожают еще курдская националистическая Рабочая партия Курдистана (PKK), родственные ей сирийские Отряды народной самообороны (YPG) и марксистская Революционная партия — Фронт Национального освобождения (DHKP-C), при этом он заявил, что не видит разницы между этими врагами турецкого государства.

Курдские националисты давно угрожают национальной безопасности Турции, а сирийский конфликт, вероятно, придал курдам уверенности — особенно на сирийской стороне границы. Но конфликт с курдами до недавнего времени считался исчерпанным. Партия справедливости и развития (AKP), признающая, что решить проблему терроризма в Турции исключительно военными средствами невозможно, запустила в 2009 году проект «Курдское открытие» с тем, чтобы расширить культурные права курдов, а в 2012 году начала мирные переговоры с Рабочей партией Курдистана.

Эти шаги были предприняты в рамках более масштабной политики, известной как «никаких проблем с соседями» («zero problems with neighbors»), которую активно продвигал тогдашний министр иностранных дел, а ныне премьер-министр Ахмет Давутоглу. Целью этой политики было улучшение отношений со всеми соседями Турции. Долгие годы непростые отношения Турции с Ираном и Сирией способствовали созданию боевиками военного крыла PKK своих оперативных баз на территории этих стран и в Ираке. Пытаясь улучшить политические и экономические связи со своими соседями, Анкара ставила перед собой еще одну задачу — укрепить сотрудничество с этими странами в области безопасности.

Но политика «никаких проблем» себя исчерпала. Из-за непродуманной внешней политики Эрдогана и Давутоглу проблемы Турции со своими соседями ухудшились до предела. В результате войны, затянувшейся из-за непродуманной пограничной политики Анкары, курдские Отряды народной самообороны (YPG) и джихадистское «Исламское государство» захватили приграничные участки вдоль сирийской границы, а это значит, что они теперь являются новыми соседями Турции. Как теперь сообщают в СМИ, террорист-смертник, подорвавший себя во вторник, недавно прибыл в Турцию из Сирии. Другими словами, турецкая пограничная политика отныне не просто способствует ужесточению войны в Сирии. Теперь она опять создает проблемы и для Турции тоже.

Вступив в союз с «братьями-мусульманами» и имеющими подобные убеждения оппозиционными группировками в Сирии в начале гражданских протестов в 2011 году, Турция теперь внесла напряженность в свои отношения с Египтом и Израилем. При этом из-за своего решения поддержать идею свергнуть Асада Турция испортила отношения с амбициозным региональным гегемоном Ираном и стремящейся к роли мировой державы Россией. В ноябре Турция даже сбила российский бомбардировщик, что спровоцировало полномасштабную экономическую войну между двумя странами. Инцидент с самолетом послужил для Москвы дальнейшим толчком к тому, чтобы всеми силами поддержать курдские Отряды народной самообороны, используя их как средство ущемления региональных интересов Турции. В то же время террористическая деятельность ИГИЛ стала для Турции самой страшной угрозой — за последний год в стране боевиками ИГ было убито больше мирных жителей, чем другими террористическими организациями, включая PKK.

Турки выражают недовольство — и в связи с произошедшим во вторник терактом, и провалом всей внешней политики Турции в регионе. Но правящая Партия справедливости и развития отказывается признавать свою роль — не говоря уже об ответственности — в своей рискованной политике и просчетах в области безопасности. В соответствии со своей драконовской политикой в отношении СМИ, ставшей объектом презрительных насмешек среди наблюдателей во всем мире, Анкара вскоре после произошедшего во вторник теракта запретила турецким СМИ публиковать информацию о взрыве, а также сообщать об этой трагедии в интернете. Тогда в своем обращении к народу Эродоган говорил о теракте лишь 45 секунд, зато выделил 10 минут на то, чтобы устроить разнос турецким ученым, критиковавшим его правительство за применение жестких мер в городах, населенных курдами.

В одном Эрдоган был совершенно прав. Произошедший во вторник теракт мог стать делом рук многих из террористических организаций. Те угрозы, с которыми сегодня столкнулась Турция, на самом деле многообразны, но многие из них являются следствием собственной безответственности и безрассудства Анкары.

Джонатан Шанцер — вице-президент по научным исследованиям в вашингтонском Фонде по защите демократий, в котором аналитик Мерв Тахироглу ведет исследования по турецкой тематике.