В ленинскую эпоху специальный пароход вывез из России группу выдающихся философов, писателей и артистов. В брежневские годы к проверенным методам обратились вновь, и за границей оказался, например, Александр Солженицын. Сейчас Путин испытывает свой мичуринский вегетарианско-мясоедский гибрид. Так за границей после десятилетнего пребывания в лагере оказался Михаил Ходорковский. Но Путину этого было мало, и он решил обвинить Ходорковского в подготовке убийства. Это было бы смешно, если бы не было так грустно…

К многолетнему корреспонденту Gazeta Wyborcza в Москве Вацлаву Радзивиновичу (Wacław Radziwinowicz) тоже отнеслись по-вегетариански. Его не арестовали, а выслали в ответ на предписание покинуть Польшу, выданное одному россиянину, который не был известен своими журналистскими достижениями, а, как говорят, занимался какой-то совсем другой деятельностью.

Но я не думаю, что Путин нанес удар вслепую. Вацлав продолжал лучшие традиции нашей журналистики на российскую тематику. Он, как его знаменитый предшественник Леон Буйко (Leon Bójko), прекрасно знает и понимает Россию. Это друг России – России свободных, благородных, мудрых и смелых людей. Он завел среди них множество друзей, а двери его дома были всегда открыты. В московской квартире Вацлава я встречал прекрасных писателей и журналистов, экономистов и юристов, соратников Горбачева, Ельцина и Путина.

Россияне прекрасно знали телефон Вацлава, а он – все важные московские и петербургские номера. Плодом его работы в Москве стали две невероятно интересные книги о России. Полагаю, скоро мы увидим новые.

Вацлав, прекрасный аналитик и внимательный наблюдатель, обожает русскую культуру и язык. В его зачастую резких и критических статьях не было столь типичной для польских националистов тупой русофобии. Он пишет о России с перспективы Мицкевича, обращавшегося к «Русским друзьям».

Польская интеллектуальная жизнь лишилась беспристрастных новостей о России. Путин знал, что делает, избавляясь от Вацлава, ведь диктатура кагэбэшника не нуждается в таких друзьях России. Они ей мешают, разрушая создаваемый кремлевской пропагандой имидж Польши как страны, охваченной русофобской манией.

Однако, Вацлав, жизнь монастыря, как говорит пословица, дольше жизни его настоятеля, а Россия свободных людей переживет диктат современных Смердяковых. И этого я желаю тебе из далекой Америки.