Лидер российской оппозиции Алексей Навальный надеется, что швейцарское гражданское общество сможет оказать достаточное давление для проведения следствия против высокопоставленных российских чиновников, у которых есть связи с организованной преступностью. Он участвовал в съемках документального фильма (его в скором времени выпустят на английском и французском языка) об обогащении сына генпрокурора России Артема Чайки, проживающего в настоящее время в кантоне Во.

Le Temps: Вы утверждаете, что сын генерального прокурора отмывает деньги в Швейцарии. Чего вы ждете от российских властей?

Алексей Навальный:
Этот фильм очень важен для швейцарской общественности, потому что речь идет не просто о внутрироссийской коррупции. Это означает, что швейцарцы беззащитны перед экспортом коррупции из России. Мы хотим, чтобы Швейцария защитила не нас, а своих собственных граждан от преступников. Если будут приняты нужные меры, это поможет нам в нашей борьбе с коррупцией.

— В вашем расследовании звучат очень серьезные обвинения, в том числе в убийстве…


— Именно поэтому фильм получил большой резонанс в России, набрал 5 миллионов просмотров. Это один из редких примеров дел, которым удалось пробиться через цензуру. Путин и Чайка были вынуждены публично отреагировать. Суть в том, что юридическая база обвинений очень прочна. Связи клана Чайки с бандой Цапка не подлежат сомнению, потому что их подтверждает реестр предприятий: бизнес-партнер Артема Чайки также является акционером принадлежащей семье Цапка компании. Сомнений нет: у прокуратуры связи с бандитами. Что касается убийства в Иркутске, в котором мы обвиняем Артема Чайку, это требует более детального расследования. Но у нас уже есть конкретные факты. Сначала глава транспортной компании говорит об угрозах со стороны Артема Чайки, а на следующий день его находят повешенным. Судмедэкспертиза показала, что тот не мог повеситься сам. Как мне кажется, все этого более чем достаточно для начала расследования. Но генеральный прокурор закрыл дело, что лишь подкрепляет нашу теорию. Эта история демонстрирует, что прок
уратура связана с бандой Цапка, и что сын генерального прокурора напрямую замешан в вероятных убийствах в Иркутске.

— Но швейцарские правоохранительные органы не могут заниматься убийствами, которые были совершены на территории России!

— Мы не требуем, чтобы швейцарские органы взяли на себя расследование убийств в Иркутске. Но, как нам кажется, собранных нами фактов достаточно, чтобы она вплотную занялась этими деньгами туманного происхождения, которые, возможно, отмываются в Швейцарии. Вам нужны в стране такие люди? Они не просто приобрели недвижимость в Швейцарии, но и ведут бизнес через швейцарского юриста.

Швейцарским правоохранительным органам регулярно приходится разбираться в происхождении подозрительных средств. Однако между проступками «белых воротничков» и преступлениями банды Цапка есть огромная разница. Поэтому мы написали обращение к депутатам кантонов Во и Женева. Нам бы хотелось, чтобы швейцарские власти изменили позицию по этому делу. Это не просто грязные, а кровавые деньги, которые связаны с убийствами. Швейцарии не следует предоставлять вид на жительство семье Чайки. Нужно, чтобы гражданское общество надавило на правоохранительные органы и добилось расследования. Только давление позволит продвинуть вперед ситуацию.

— Швейцария по-прежнему остается гаванью для грязных денег из России? Играет ли она ключевую роль для российской элиты?

— Швейцарский закон о банковской тайне многим по душе в России. Он очень удобен для обладателей больших состояний. Богатство в России сегодня главным образом сосредоточено в руках высокопоставленных чиновников. Им нужны юридические рамки, которые позволяют сохранить это богатство в тайне. Швейцария была и остается главной гаванью для российского правящего класса.

— Уделяет ли западное руководство достаточно внимания внутриполитическим процессам в России?

— Внимания недостаточно, но я вижу, что у западных лидеров есть и более серьезные проблемы: Путин развязал войну в Европе. На фоне аннексии Крыма вопросы прав человека отходят на второй план. Сейчас они сосредоточены на урегулировании конфликта. В Европе и в частности в Швейцарии было распространено такое мнение: «Путин создает нам проблемы, но уж лучше он, чем кто-то еще, потому что он контролирует ситуацию, ядерное оружие, не принимает резких и неожиданных решений. Его место может занять националист-империалист, который разожжет пожар». Только вот сегодня именно этим и занимается Путин.

Он вдохнул жизнь в призрак национализма, чтобы на его фоне выставить себя умеренным, но теперь сам играет роль националиста. В этом даже есть нечто ироничное, потому что высокопоставленные кремлевские чиновники долгое время пытались представить меня на Западе опасным националистом. Теперь же нет сомнений, что источником самого вредоносного национализма — империализма — является сам Путин. Он развязал войну, а западные лидеры, как мне кажется, не знают, что с ним делать. Тем не менее, думаю, не стоит игнорировать проблему нарушения прав человека в России, потому что именно внутренние проблемы подтолкнули Путина к тому, чтобы развязать войну. Он начал ее не для защиты россиян или возврата Крыма, а укрепления собственных рейтингов. В 2013 году они пошли вниз, и он решил исправить ситуацию, развязав конфликт.

— Если швейцарские правоохранительные органы предпримут шаги против высокопоставленных российских чиновников, приведет ли это к каким-то политическим последствиям в России? В этом ваша цель?


— Мы надеемся, что принятые западными правительствами меры против коррумпированных российских чиновников усилят раскол среди российской элиты, между теми, кто хочет вести бизнес честно, и теми, кто стремится сохранить сомнительные практики и кумовство, как в окружении Путина. Санкции ударили по очень многим олигархам, бизнесменам и даже обогатившимися чиновникам. Надеемся, что международное давление еще больше разделит два этих лагеря.