В декабре прошлого года президент России Владимир Путин подписал важный документ под названием «Стратегия национальной безопасности». Одна из глав этого документа посвящена «цветным революциям». Как известно, российские политики дают им оценку, диаметрально противоположную западной, и открыто говорят о них, как об «одной из главных угроз национальной безопасности России». Ответственными за организацию этих восстаний называют «радикальные группировки, которые используют экстремистские, националистические и религиозные идеологии, иностранные и международные НПО, а также гражданских лиц».

И надо сказать, русские не ошибаются. Альфредо Макки (Alfredo Macchi) хорошо объясняет это в своей книге под названием «Революции S. p. a.: кто стоит за арабской весной». В ней рассказывается о том, как создаются революции, а главное — о том, какую роль сыграли некоторые западные организации в разжигании беспорядков на Ближнем Востоке.

Начнем с названий: вы когда-нибудь задумывались над тем, почему в Тунисе была «жасминовая революция», в Киргизии — «тюльпановая», а в Грузии — «революция роз»? Оставим на время Ближний Восток и отправимся в Белград — туда, где учат организовывать революции или, если говорить, используя терминологию Центра прикладных ненасильственных действий и стратегий (CANVAS), — предоставлять «необходимые инструменты для ее проведения».


Как пишет в своей книге Альфредо Макки, центр Canvas был основан Срджем Поповичем (Sdrja Popovic) и стал «душой сербской революции 2000 года». Из него вышли многие активисты, участвовавшие в событиях «арабской весны», такие как, например, Мохамед Адель (Mohamed Adel) — один из лидеров египетской революции 2011 года.

Но кто же такой Попович? Будучи студентом, в 1998 году, он создает «Отпор!» — одно основных движений, выступивших в будущем против Слободана Милошевича. Как пишет Макки, «студенческая организация выбирает в качестве своего символа сжатый кулак на черном фоне, а ее главным оружием становится ирония. “Отпор!” выделяется своей инновационной кампанией, проводимой в средствах массовой информации против лидера-националиста Милошевича, а также ненасильственными, но провокационными акциями, которые позволили маленькой организации сыграть решающую роль в падении диктатора». Библией Поповича стала книга американца Джина Шарпа (Gene Sharp) под названием «От диктатуры к демократии». С этого момента следует история, которая всем нам известна: начинаются бомбардировки НАТО, Милошевич предстает перед Гаагским трибуналом, а затем его находят мертвым. В это время «Отпор!» совершает качественный скачок и становится партией. Как пишет Макки, Попович «решает передать свой багаж идей и опыта в распоряжение другим странам, страдающим от диктаторов». Так зарождается центр Canvas, который сыграет особую роль в революциях в Грузии, на Украине, в Ливане и во всей северной Африке во время «арабской весны».

Однако история центра Canvas — это не только организованные восстания. Это и финансирование из-за океана, и данные, предоставляемые отставным полковником американской армии Робертом Л. Хелви (Robert L. Helvey), для друзей просто «Бобом», как принято говорить в США. Хелви является членом Международного республиканского института и «специалистом в области подпольной деятельности и подготовки военных атташе посольств США». Его имя (и его присутствие) повсюду. Он написал книгу под названием «О стратегии ненасильственного конфликта: размышления об основах». На практике — это учебник по свержению диктаторов, будь они настоящие или выдуманные. Однако за организацией «Отпор!» стоит не только отставной полковник. Кроме него есть также ассоциации, связанные с Конгрессом США, как например, Национальный фонд демократии (NED), который только в 2000 году перечислил «Отпору» 237 тысяч долларов.

Галактика «продестабилизационных» сил, естественно, включает в себя не только организации «Отпор» и Canvas. Кроме них существуют также (даже в особенности) Фридом Хаус (FH), который после 11 сентября переключил свое внимание на Ближний Восток и который «80% своих фондов получает от Палаты представителей США и Сената через Национальный фонд демократии и Госдепартамент».

Как пишет Макки, Национальный фонд демократии предоставил наибольшую финансовую поддержку организации «арабской весны». В 2010 году, то есть за год до начала крупных восстаний на Ближнем Востоке, велось финансирование ассоциаций в Тунисе, Ливии, Египте и Иране. Достаточно перейти на сайт NED, чтобы своими глазами увидеть потоки долларов, которые направляются сирийцам «с целью повышения их осведомленности о серьезных угрозах, которые их ожидают». Вот как зародились революции «арабской весны» и хаос, который последовал вслед за ними. В том числе ИГИЛ.