В четверг британское следствие по делу об отравлении полонием бывшего российского агента Александра Литвиненко в 2006 году пришло к выводу, что к этому убийству причастен российский президент Владимир Путин. Данное заявление — первый шаг к справедливости не только для Литвиненко, но и для всех жертв российского государственного террора.

Свидетельств того, что Литвиненко был убит российскими властями, было в избытке с самого начала. Однако заключение следствия о том, что Путин «вероятно» заранее одобрил это убийство, является первым случаем, когда официальный орган связал лично Путина с устранением члена российской оппозиции. Такой вывод стал возможен потому, что преступление было совершено не в России, а в Англии, а расследование вели не российские, а британские власти.

Теперь крайне важно, причем не только для Запада, но и для будущего России, чтобы расследование убийства Литвиненко создало прецедент для объективного международного анализа случаев политического терроризма в России. Среди них — кровавые захваты заложников в московском театре на Дубровке в 2002 году и в бесланской школе в 2004-м, убийства журналистов и лидеров оппозиции, и прежде всего, взрывы жилых домов в 1999 году, помогшие Путину прийти к власти.


В деле Литвиненко предполагаемых убийц Андрея Лугового и Дмитрия Ковтуна следователи обвинили в том, что они подсыпали ему в чай полоний-210. Радиоактивные следы были оставлены по всему Лондону. Следы полония нашли в гостиничном номере Лугового, в ресторане суши, где Литвиненко обедал с двумя мужчинами, а также в кресле самолета British Airlines, которым Луговой летел из Москвы в Лондон.

Британское обвинение хотело возбудить иск против Лугового и Ковтуна после совершения убийства, однако это оказалось невозможно из-за препятствий, которые начала чинить Россия. Когда Британия захотела допросить бывшего телохранителя из КГБ Лугового и бывшего офицера Советской Армии Ковтуна, Кремль заявил, что проводит собственное расследование. Спустя шесть месяцев после смерти Литвиненко британская прокуратура потребовала экстрадиции Лугового. Путин ответил отказом, хотя Россия в 2001 году подписала конвенцию Совета Европы о выдаче. В декабре 2007 года Лугового избрали в Государственную Думу, которая является нижней палатой парламента, что дало ему иммунитет от судебного преследования.


Убийство Литвиненко стало драматическим примером преступных методов деятельности российского режима, но оно далеко не уникально. Провокации и политические убийства стали отличительной чертой постсоветской России, приведя ее к путинской диктатуре.

Первым нерасследованным эпизодом была кровавая расправа в Останкинской телебашне в 1993 году, когда Борис Ельцин отдал незаконный приказ о роспуске российского парламента. Власти открыли огонь из автоматического оружия по тысячам собравшимся возле башни безоружным манифестантам. Тогда 46 человек погибло, а 124 получили ранения. После этого Ельцин убедил армию провести атаку на здание парламента, и когда была одержана победа, дал себе едва ли не диктаторские президентские полномочия.

Поскольку у исполнительной власти теперь уже не было никаких сдержек и противовесов, Ельцин в 1994 году начал первую чеченскую войну и способствовал широкому распространению коррупции, приведшей Россию к бедности и лишениям.

Вторым нерасследованым эпизодом стала серия взрывов жилых домов в трех городах России в 1999 году, унесших жизни 300 с лишним человек. Эти взрывы были использованы для обоснования второй чеченской войны, которой руководил занимавший в то время пост премьер-министра Путин. Они также помогли ему занять президентское кресло в 2000 году. Его первым официальным указом стала индульгенция Ельцину за все преступления, совершенные при нахождении у власти. Одна неразорвавшаяся бомба была обнаружена в подвале дома в Рязани. Как оказалось, установили ее не чеченские террористы, а агенты российской спецслужбы ФСБ.

Четыре российских гражданина, пытавшиеся расследовать взрывы жилых домов, были убиты. Это депутаты Думы Сергей Юшенков и Юрий Щекочихин, автор журналистских расследований Анна Политковская и Александр Литвиненко.

Народная поддержка второй чеченской войны была усилена при помощи двух террористических актов, в театре на Дубровке и в школе Беслана. Были улики, говорящие о причастности к ним режима. В каждом случае чеченские террористы захватили более тысячи заложников, однако Путин отказался вести переговоры и провел операцию по уничтожению террористов, вместе с которыми погибли сотни заложников. Руководителей терактов недавно освободили из российских тюрем, а власти проигнорировали заслуживавшие внимания предупреждения о подготовке террористических нападений.

После бесланской трагедии, когда погибли 318 заложников, в том числе, 186 детей, Путин объявил об отмене выборов губернаторов, что было прямым нарушением российской конституции.

Укрепляя свою диктаторскую власть, Путин столкнулся со слабой, но влиятельной оппозицией, которую возглавил бывший заместитель премьер-министра Борис Немцов. 27 февраля 2015 года Немцов был убит на Москворецком мосту, прямо напротив Кремля, хотя это место круглосуточно находится под наблюдением личной охраны Путина. Исполнителей арестовали, однако организатор убийства на свободе, а Государственная Дума отказалась проводить расследование.

Вот почему так важен исход дела Литвиненко. Правду о новейшей истории России узнать можно, но не через управляемые институты российского государства. Следовательно, изучение многочисленных преступлений ельцинской и путинской эпохи является долгом международного сообщества. Такие усилия избавят Запад от несведущих политических действий, но их истинная ценность в том, что они способны дать многое российскому народу, который не сможет приступить к строительству лучшего будущего, не освободившись от паутины лжи.

Дэвид Сэттер — автор книги The Less You Know, the Better You Sleep: Russia’s Road to Terror and Dictatorship Under Yeltsin and Putin (Меньше знаешь, лучше спишь. Путь России к террору и диктатуре при Ельцине и Путине).