Когда в 2009 году стало известно, что Нобелевская премия мира присуждена Бараку Обаме, не прошло и девяти месяцев с момента его избрания на пост президента США. Норвежский Нобелевский комитет поддался общей волне симпатии, которую вызвал первый президент-афроамериканец, решительно настроенный порвать с агрессивными замашками своего предшественника, Джорджа Буша младшего. Те из нас, кто удивился такому решению, сочли его приговором политике Буша, а не признанием заслуг Обамы, который тогда делал свои первые шаги.

Но сегодня, когда пошел восьмой год президентства Обамы, уже можно оглянуться на проделанный им путь во внешней политике и более пристально оценить его наследие. По крайней мере, фактов у нас больше по сравнению с тем, что имели члены Нобелевского комитета, когда принимали свое скоропалительное решение.

В своей речи в Осло Обама выделил четыре приоритета своей миссии по достижению мира во всем мире. Первый, это «создание новой эры, когда все нации должны нести ответственность за мир, к которому мы стремимся. Мы не можем принять мир, где растут ядерные арсеналы (…) Именно поэтому мы предпринимаем конкретные усилия по предотвращению распространения ядерного оружия и боремся за безъядерный мир». В этом отношении можно отметить значительный шаг вперед в том, что касается урегулирования иранской ядерной проблемы, которое было бы невозможно без уступок со стороны США. Хотя недавние ядерные испытания в Северной Корее позволяют сделать вывод о том, что эта благородная цель еще очень далека от реальности.

Вторым приоритетом была названа «растущая угроза изменения климата». Историческое Парижское соглашение, принятое 12 декабря 2015 года, в рамках Рамочной конвенции ООН об изменении климата, является важным шагом на пути к решению этой глобальной проблемы и результатом всеобщего компромисса с целью организации совместной борьбы с этой угрозой. За этим огромным дипломатическим успехом стоит большое количество факторов, и президентство Обамы, без сомнения, один из них.

Третий приоритет президента США — это «не позволять, чтобы различия между народами определяли отношение друг к другу, и для этого нам надо найти новый подход к представителям других рас, верований и религий, который основывался бы на взаимных интересах и взаимном уважении». Как мы видим, в этом вопросе мир нисколько не приблизился к идеалу, высказанному американским президентом. Страх, нетерпимость и конфликты между цивилизациями только усилились с момента произнесения Обамой своей глубокомысленной речи, которая, пожалуй, прозвучала несколько наивно, что, возможно, связано с неопытностью лауреата во внешнеполитических хитросплетениях. И хотя Обама исполнил свое обещание о выводе войск из Афганистана, он не принес мира в регион. А шанс войти в историю как самому ярому противнику мигрантов и вовсе отдаляет Обаму от гармоничного мира, который он провозглашал под гром литавр и за который получил Нобелевскую премию.

Наконец, Обама в своем выступлении упомянул «непоколебимую готовность наконец-то реализовать права всех израильтян и палестинцев жить в мире и безопасности». Зашедший в тупик политический диалог между США и Израилем и нарастающая нестабильность в ближневосточном регионе дают нам основания утверждать, что за истекшие семь лет чаяния наименее искушенного в дипломатической области американского президента не оправдались.

Обещание о закрытии тюрьмы в Гуантанамо так и не было сдержано. Сирийский конфликт не был остановлен. В последнем докладе правительство США бряцает оружием, хвастаясь мощью своего военного потенциала. Если бы можно было это предвидеть, то решение 2009 года, возможно, было бы иным. Воплощение замыслов в жизнь было бы лучшим критерием при присуждении Нобелевской премии мира. Время, а не рассуждения, должно быть нашим советчиком, когда мы хотим объективно оценить действительность.