В меняющемся мире достаточно непредсказуемые союзы становятся реальностью. Украину и Турцию можно считать соседями, осознав Черное море как соединяющее географическое пространство. Кроме того, Украина наряду с Турцией уже успели обзавестись репутацией «вражески настроенных» стран в общественном и политическом пространстве России. Поэтому вполне вероятно украинско-турецкое сотрудничество по принципу «враг моего врага — мой друг». Рассмотрим подробнее возможность украинско-турецкого сотрудничества.

После российской аннексии Крыма, Турция официально поддерживает Украину. Стоит отметить, что поддержка выражается довольно абстрактно, применяя устоявшиеся дипломатические выражения. Например, год назад премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу заявил, что «территориальная целостность и суверенитет Украины важны не только для вас, но и для всего мира». Анкара выражает озабоченность по поводу туркам этнически близких крымских татар. Стоит отметить, что, по крайней мере, раньше турецкая забота о будущем крымских татар мало чем отличалась от вышеупомянутой поддержки Украины.

С другой стороны, Анкара довольно долго была благосклонна по отношению к России. Например, Турция не присоединилась к странам Запада, которые ввели санкции против России в связи с агрессией на Украине. Ходили слухи, что Турция не будет противостоять аннексии Крыма, если Москва обеспечит крымским татарам «больше прав, чем у них было на Украине». Об этом, по данным портала Fergananews.com, говорил Мохаммад Захид Гюль, эксперт и приближенный турецкого президента.

Подобный взгляд, некоторое время назад доминировавший в Турции, подтверждают и некоторые факты. Например, корабли этой страны игнорировали международную блокаду крымских портов. По данным 2014 года, Турция была главным нарушителем. Это показывает, что действия Турции противоречили декларируемой поддержке территориальной целостности Украины.

Можно винить Анкару в лицемерии, но Турция скорее всего смотрела на происходящее через призму реальной политики, желая одновременно поддержать позицию Запада и достичь экономически выгодных отношений с Россией.

Подобное поведение не осталось незамеченным в Москве. Два года назад Кремль решил использовать Анкару в своей игре с Западом. Москва решила «наказать» Европейский Союз и «поощрить» Турцию. Россия прервала строительство газопровода «Южный поток» и объявила о планах строить новый газопровод «Турецкий поток», который должен был идти по турецкой территории. Вначале Турция поддержала инициативу Москвы, но затем ее интерес в проекте иссяк.

Вскоре турецко-российские отношения ухудшились. Обострение произошло осенью 2015 года, когда Москва напрямую вмешалась в сирийский конфликт. По одной из версий, Москва вмешалась в этот конфликт с целью начать разговор с Западом и таким образом напроситься в коалицию США и союзников по борьбе и ИГИЛ (организация запрещена в России — прим. ред.). Москва намеревалась «разменять» Сирию на Украину по «лучшим» традициям реальной политики. Все же подобная тактика не оправдалась, так как США и союзники отказались рассматривать сирийский и украинский вопросы как одно целое.

В независимости от того, каковы были мотивы России, ее вмешательство в сирийский конфликт разъярило Турцию. У Анкары свои интересы в регионе, она высказывается за отставку Ассада. Кроме того, российские бомбардировщики все чаще нарушают турецкое воздушное пространство и бомбят позиции сирийских туркменов, которых поддерживает Анкара. Кульминацией этого напряжения стал сбитый 24 ноября прошлого года российский бомбардировщик. Москва была удивлена, несмотря на то, что Турция предупреждала о том, что не намеревается смотреть на нарушения сквозь пальцы. Президент РФ Владимир Путин окрестил этот инцидент «ударом ножом в спину», а Турция мгновенно заняла позицию главного «врага» в общественном пространстве России, вытолкнув Украину и США. Москва также начала экономическую войну с Турцией, не обращая внимания на попытки Анкары наладить положение. По этой причине Турция сейчас не на шутку озлоблена. Анкара заявила о том, что готовится подать жалобу на Россию Всемирной торговой организации, и намеревается защищать свои торговые интересы прочими путями.

Обострение российско-турецких отношений может быть на руку Киеву, ведь сейчас Украина как никогда нуждается в союзниках. Геополитические факторы в данном случае на стороне Украины. Сотрудничество Киева и Анкары может быть усилено в общем контексте черноморского региона. Сейчас также имеются предпосылки к украинско-турецкому экономическому сотрудничеству, обоим государствам фактически лишившись российского рынка.

Украина и Турция могли бы найти больше общего, начиная с уже упомянутого вопроса крымских татар, заканчивая заботой о вопросах безопасности в акватории Черного моря. Акцентирование и актуализация этих тем должно стать одним из основных приоритетов украинской зарубежной политики (именно украинской, потому что интерес Киева больше, чем Анкары). Более того, Россия уже беспокоится по поводу возможности такой коалиции.