Представьте себе выборы с одной партией, одним средством массовой информации и без авторитетных международных наблюдателей. Представьте, что половина электората бежала и лишилась возможности голосовать. Недемократичный, несправедливый и незаконный сценарий, но именно такими будут выборы в Донбассе, если Украину заставят осуществить политические реформы до того, как Россия выполнит свои обязательства.

Минские соглашения, выработанные за два раунда переговоров в сентябре 2014 и феврале 2015 года, должны были указать выход из «украинского кризиса», в ходе которого поддерживаемые Россией сепаратисты попытались захватить восток Украины и отдать его под власть Москвы. Проблема заключается в том, что кризис этот порожден не действиями Украины, а является результатом военной, экономической и политической агрессии России. Нельзя обеспечить подлинную и прочную стабильность, просто заморозив этот конфликт.

Но в тех обстоятельствах прекращение огня было единственно возможной и достижимой сделкой. Эти обстоятельства сохраняются по сей день. Поэтому стороны конфликта, а также мировое сообщество решили принять и реализовать данный план из 13 пунктов. Но в предпринимаемых шагах должна быть логическая последовательность. Определяющей должна быть не только буква соглашения, но и здравый смысл.

В Минских соглашениях содержатся требования к украинской стороне, а также к сепаратистам и к России. Они касаются вопросов безопасности, таких как перемирие, отвод тяжелой техники и открытый доступ для членов Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе. Там также есть политическая составляющая, предусматривающая децентрализацию и проведение местных выборов.

Но как можно проводить политические реформы и децентрализацию, когда российская военная техника до сих пор стоит на улицах Донецка и Луганска, и когда международные наблюдатели лишены доступа к этим территориям? Как мы можем обеспечить выполнение обязательств, когда агрессора даже не признали участником конфликта? Короче говоря, как мы можем гарантировать условия выполнения Минских соглашений?

Первым шагом должно стать обеспечение безопасности посредством подлинного прекращения огня. Сегодня боевые действия продолжаются, и ежедневно происходит примерно 60 обстрелов. Сейчас в этом регионе танков больше, чем наблюдателей ОБСЕ, и эти танки свободно перемещаются, чего не могут делать члены ОБСЕ. Нереально требовать проведения выборов, когда свободой передвижения и доступа пользуются не украинские политические партии, не украинские СМИ, не украинский народ, а только прибывшие из России танки. Восстановление этих свобод, а также присутствие членов ОБСЕ и ее Бюро по демократическим институтам и правам человека должно стать четким предварительным условием для проведения выборов в Донбассе.


Из региона необходимо вывести военную технику, а Киев должен вернуть себе контроль над украинской границей с Россией. Необходимо прекратить продолжающиеся поставки военной техники и поддержку сепаратистов со стороны России. Московская формула «границы ничего не значат, главное это люди» может на первый взгляд показаться очень европейской, но в действительности это подрыв норм международного права. Это доказывает оккупация Крыма.

Лишь после создания условий для обеспечения безопасности мы сможем сосредоточиться на конституционных реформах и децентрализации. Российский президент Владимир Путин настаивает: «Сначала децентрализация, потом де-эскалация». Но на практике это будет только разжигать экстремистские настроения в стране, усиливая тех, кто уже хочет взять в руки оружие и вернуть оккупированные территории. Пока украинскому правительству удается эффективно сдерживать эти силы, не допуская дальнейших конфликтов и раскола. Мир должен оказать ему поддержку в этих усилиях.

Минские соглашения это лучший из худших вариантов по обеспечению мира на Украине. Чтобы получить от них максимум, мы должны добиваться выполнения их условиях в правильной последовательности и с соблюдением здравого смысла.

Линас Линкявичюс — министр иностранных дел Литвы.