Возможно, министр иностранных дел Сергей Лавров был и прав, когда сказал, что операция ВВС РФ в Сирии коренным образом перевернула ситуацию в этой стране и помогла уменьшить территории, подконтрольные оппозиционным силам. Это факт, и с ним не поспоришь. Лавров предан своей работе, это признают все. Такой человек, как он, должен уметь выступать перед прессой так, чтобы ни у кого не было возможности возразить, даже если выдаваемое не соответствует действительности. Ведь удалось освободить примерно две трети территории Сирии, и лишь примерно одна ее треть формально находится под контролем сирийского правительства. А для тех, кто участвовал в ее освобождении — для иранских вооружённых формирований, пропитанных своей доктриной, для ливанских, иракских, афганских и пакистанских бойцов — эта треть не только формально, но и фактически находится под контролем Дамаска, кроме тех территорий, которые контролируют российские военные. Эти регионы медленно, но верно превращаются в маленькие государства внутри одной большой исчезающей страны.

Лавров также может смело утверждать в преддверии женевской конференции, что России удалось сделать в течение трех месяцев то, чего не удалось Ирану за последние пять лет со всеми своими консультантами, генералами Революционной гвардии, привезенными отовсюду боевиками, напичканными оружием и деньгами. И тут также нельзя поспорить с путинским Министерством иностранных дел, так как это правда. Но Иран уверен, что без его поддержи Асад не остался бы у руля до сих пор, а российское вмешательство только усилило позиции Тегерана и выработало общие цели в регионе.

Можно смело предположить, что товарищ Лавров разговаривает с иранцами, а не с другими, так как только иранцы нуждаются в его выразительных доводах.

Лавров предостерегает общественность по поводу ИГИЛ и возможности усиления его влияния в Афганистане. Дай бог, что это преувеличение! Но Москве не терпится вступить в «мировую войну с терроризмом», которую объявил Вашингтон. Может быть, такая политика России поможет тем, кто осиротел во времена Советского Союза, и наконец-то излечит их от исламофобии… А тут подвернулась прекрасная возможность осуществить задуманное, благодаря ИГИЛ и под знаменем борьбы с терроризмом.

Но Лавров не говорит о том, что российские истребители в Сирии выполняют двойную функцию: одну — для России, вторую — для Вашингтона. Если это было бы неправдой, то самолеты Москвы не смогли бы даже вылететь из воздушного пространства своей страны.

Лавров также не вспоминает о том, что в первые два месяца российской воздушной операции в Сирии были разрушены все сценарии «великого освобождения», когда последняя опора власти пала при помощи ракет TOW. Они были выпущены по танкам и орудиям сил Асада и иранских военизированных отрядов в регионах, которые те пытались вернуть под свой контроль. Все было так, а не наоборот.

Потом Вашингтон приостановил доступ к складам с ракетами TOW, что позволило власти изменить ситуацию на поле боя в свою сторону. Это то, о чем красноречивый министр Лавров говорил вчера. Потом американцы закрыли подходы к южному фронту, что в итоге привело к взятию города Шейх Мискин правительственными войсками.

Ясно ведь, что этот сюрреалистичный сценарий написан под диктовку США. Вашингтон видит все, что предпринимают русские, и следит, чтобы они не перешли через обозначенные границы, особенно в Эль-Камышли.

Это позволяет министру Лаврову красоваться перед аудиторией на пути «политического решения», во всяком случае, когда это позволительно.