Дэвиду Кэмерону следует поспешить и провести этот референдум о членстве Великобритании в ЕС. Если премьер-министр не поторопится, то Евросоюза может уже и не быть, и выходить будет не из чего.

Премьер-министр Франции Мануэль Вальс (Manuel Valls) заявил недавно, что если Европа не найдет решения проблемы миграционного кризиса, «европейский проект может прекратить свое существование, причем, не через несколько десятилетий или лет, а очень быстро». Даже если учесть, что в этом заявлении есть доля преувеличения, нет никаких сомнений в том, что г-н Кэмерон ведет переговоры с организацией, находящейся в очень трудном положении.

Наиболее очевидная критическая ситуация связана с проблемой беженцев и той угрозой, которую она создает для шенгенской зоны ЕС с ее открытыми границами. Но даже это, возможно, не самая основная проблема. В самой основе европейской идеи лежит то, что Евросоюз является сообществом демократических правовых государств. Но совершенно определенно, что под угрозой находится независимость судов и СМИ в Польше и Венгрии — сильных государств, которые сохраняют за собой полное право голоса в ЕС.

По-прежнему сохраняется и кризис еврозоны, и вполне возможно, что этим летом Греции потребуется очередной транш финансовой помощи. Германия остается единственной страной, способной обеспечить руководство Евросоюзом. Но в связи с миграционным кризисом влиянию и авторитету канцлера Германии Ангелы Меркель был нанесен значительный ущерб. Как бы там ни было, из-за беженцев правительство Меркель все больше отстраняется от стран Восточной Европы, а из-за евро — от стран Южной Европы.

На фоне всего этого требования Дэвида Кэмерона о незначительных изменениях в отношениях между Великобританией и Евросоюзом выглядят странными и совершенно не существенными. Как раздраженно высказался в разговоре со мной один немецкий политик, «европейский дом охвачен огнем и вот-вот сгорит дотла, а Британия хочет отнять время, переставляя мебель».

Еще более странным является то, что в дебатах британцев о том, выходить ли им из ЕС (о Brexit — сценарии, в котором Великобритания выйдет из ЕС) едва ли учитывается, что сам союз находится в состоянии кризиса. Обе стороны — и те, кто за, и те, кто против — выдвигают аргументы, которые почти не изменились с 1990-х годов. Сторонники выхода из ЕС заявляют, что Европа без оглядки, движется в сторону превращения в федеральное государство, игнорируя тот факт, что ей гораздо больше угрожает дезинтеграция. Те же, кто выступает за членство в ЕС, подчеркивают преимущества единого рынка, стараясь при этом не видеть ужасной политической неразберихи, растущей по ту сторону Ла-Манша.

Если бы обе стороны, участвующие в дебатах о выходе Британии из ЕС знали о том, насколько серьезны политические проблемы в ЕС, как бы это повлияло на ход референдума? Гораздо более вероятным кажется то, что образ ЕС в состоянии кризиса сыграл бы на руку сторонникам выхода из ЕС. Идея остаться в раздираемой распрями и парализованном Евросоюзе была бы гораздо менее популярной, чем гладкая и благополучная история успеха. Но, как это ни парадоксально, то, что Европа находится в состоянии кризиса, как раз и укрепляет мою решительность голосовать за то, чтобы Великобритания осталась в составе ЕС.

Несмотря на все его ошибки, Евросоюз отстаивает идеи, которые чрезвычайно важны для обеспечения мира и свободы в Европе. Сюда относятся идеи взаимодействия между странами, верховенства права, защиты прав человека и поощрения свободной торговли. По всей Европе — от Франции до Польши — крепнут политические националистические силы, отрицающие эти идеи, и их объединяет враждебность по отношению к наднациональному Евросоюзу.

За пределами Евросоюза враждебная и вновь ставшая на путь агрессии Россия поддерживает возможный распад Евросоюза — и, вполне возможно, финансирует некоторых из самых ярых противников европейского проекта внутри Евросоюза.

Выход Великобритании из ЕС был бы для Евросоюза очередным ударом и мог бы даже стать значительным шагом на пути к его распаду. Учитывая кровавое прошлое Европы и ее неспокойное настоящее, нельзя назвать удачной идею того, чтобы помочь разрушить главную структуру, обеспечивающую сотрудничество и взаимодействие.

Да, действительно, не исключено, что в скором времени из-за европейского кризиса придется в корне пересмотреть цели и методы работы этой организации — причем, в гораздо большей степени, чем предусматривают те незначительные изменения, о которых способен договариваться Дэвид Кэмерон.

Но когда придет время принципиальной переоценки будущего Европы, крайне важно — как для Великобритании, так и для остальных европейских стран — чтобы Великобритания была полноправным участником дебатов. Однако правительству Великобритании, которое помогло ускорить распад Евросоюза, скорее всего, будет отведена роль козла отпущения, чем архитектора.

Звучащие в Великобритании голоса евроскептиков будут утверждать, что все это слишком теоретизировано. Если европейский дом действительно «охвачен огнем», безусловно, есть смысл, чтобы Британия немедленно оттуда выбиралась. В частности, они будут утверждать, что свободное передвижение людей в пределах ЕС означает, что Великобритания не может контролировать свои границы, что может стать опасным во время неразберихи и потрясений на Ближнем востоке и в Европе. Сторонники выхода Великобритании из ЕС считают, что Английский канал опять сможет сыграть роль противопожарной полосы и защитить Британию от того, что происходит в Европе.

Но такая точка зрения при всей ее внешней привлекательности не учитывает исторический опыт. История показывает, что если в Европе возникает политическая нестабильность и разгорается конфликт, Великобритания неизбежно оказывается втянутой в эти события — будь то войны за испанское наследство или битва с Наполеоном, или две мировые войны в XX веке.

Великобритания не может изолироваться и оставаться в стороне от европейских проблем. В ее собственных интересах ей следует способствовать стабилизации на Европейском континенте. На протяжении последних 50 лет Евросоюз играл важную роль в укреплении мира, процветания, поддержании дипломатического диалога и верховенства права в Европе. Для Великобритании было бы огромной ошибкой подрывать основы организации, которая — независимо от того, осознаем мы это или нет — является жизненно важной для безопасности самой Великобритании.