Западные комментаторы отмечают возрастающую вероятность вступления Турции в войну с Россией. На первый взгляд их замечания могут показаться преувеличенными. Но последние события, включая и нарушение российским военным самолетом турецкого воздушного пространства в прошлую пятницу, показывают, что напряженность с Россией действительно принимает опасные формы.

Анкара, должно быть, просчитала все опасные сценарии и на этот раз не сбила российский самолет, а ограничилась предупреждением российского посла. Исходя из этого, мы понимаем, что в данном случае «правила применения силы» были смягчены.

Но президент Эрдоган и премьер-министр Давутоглу отметили, что в случае нового нарушения Турция сделает все необходимое. Командование ВВС перевело все свои подразделения на «оранжевый уровень угрозы», а пилотам был дан приказ «стрелять немедленно».

Тем временем из российской прессы мы узнаем, что Россия не сидит сложа руки и усиливает свою авиагруппировку на базе в Латакии. Сообщается, что Россия держит наготове 70 российских военных самолетов в регионе.

Войны так и возникают. Маленькая искра может вскоре превратиться в пожар. Поскольку речь идет о серьезном выяснении отношений между Анкарой и Москвой, мы должны учитывать все возможные сценарии. Вероятно и то, что Россия стремится отомстить за уничтоженный в ноябре самолет и убитого пилота, умышленно провоцирует Турцию и ради достижения своей цели балансирует на грани войны.

Иными словами, своими нарушениями турецкого воздушного пространства (факт которых подтверждает и НАТО) Москва, возможно, пытается втянуть Анкару в бой. Возможно, она старается показать, что поддержка, которую НАТО обещает оказать Турции, останется пустым звуком.


До сих пор неясно, готовы ли западные союзники Анкары вступить в войну с Россией ради Турции. А пятая статья договора НАТО не предусматривает обязательного участия членов этой организации в войне ради своего союзника.

Речь идет об оказании союзнику, который подвергся нападению, «помощи», которую члены «сочтут необходимой». А значит, обещанная поддержка может ограничиться введением санкций или дипломатическими протестами в отношении России.

Турция и Россия и так находились в состоянии военной борьбы в Сирии, которая сначала протекала скрыто, а теперь приняла явные формы. Как мы уже отмечали ранее, для Анкары, делающей все возможное, чтобы Партию «Демократический союз» (PYD) не пригласили в Женеву, «кошмар курдского автономного региона» на севере Сирии еще не закончился.

И сегодня есть признаки того, что PYD, разочарованная США из-за «Женевы», еще больше сблизится с Россией. А это подтолкнет военное крыло PYD — Отряды народной самообороны (YPG) — к активным действиям на западе Евфрата.

Анкара говорит, что не допустит этого, но если она войдет в регион — а помешать этим планам артиллерийскими выстрелами с территории Турции невозможно — то вполне вероятно, что она обнаружит перед собой и так «рвущуюся в бой» Россию.

Если, несмотря на резкие предупреждения Эрдогана и Давутоглу по поводу продвижения курдов на запад Евфрата, что-то пойдет не так, как хочет Анкара, у Турции может не остаться другого выхода, кроме как ввести войска в регион. Однако неясно, захочет ли НАТО ввязываться в военный конфликт, который в таком случае неизбежно произойдет между Россией и Турцией.

В конце концов, PYD и YPG, хотя они и не были приглашены в Женеву, до сих пор остаются самым эффективным союзником антиигиловской коалиции во главе с США на поле боя в Сирии. Откровенно говоря, даже США не одобрят конфликт, в который Турция вступит с YPG и в этой связи с Россией.

Итак, для Турции начался чрезвычайно опасный период в сирийском вопросе. Если руководство Партии справедливости и развития не сможет рационально управлять этим процессом, она войдет в историю как первая партия, которая со времен Первой мировой войны втянула Турцию в войну со своими соседями.