Владимир Путин вернул Россию на Ближний Восток в надежде восстановить биполярный мир, но он не учел, что с американской стороны уже нет сверхдержавы, способной выступить в качестве второго полюса. Российский лидер — единственный, кто ведет себя как президент сверхдержавы, в то время как в Америке те, кто казался курьезами предвыборной кампании, Дональд Трамп (Donald Trump) и Берни Сандерс (Bernard «Bernie» Sanders), сегодня имеют самые реальные шансы стать кандидатами в президенты. Для Израиля это пугающие перспективы.

Когда Владимир Путин решил вмешаться в сирийскую войну, он объяснил Башару Асаду, что за три месяца изменит ход войны. Он сказал ему, что через месяц приведет сирийского президента в Идлиб, еще через месяц завоюет Алеппо, а еще через месяц вернет сирийского лидера на берег Евфрата. Это было примерно год назад. Асад все еще мечтает о завоевании Идлиба и Алеппо и вряд ли при своей жизни сможет искупаться в водах Евфрата.

Израиль наблюдал за происходящим со стороны и немного посмеивался над Путиным, считавшим, будто сорока самолетов достаточно для разгрома десятков группировок, воюющих против Асада. Но, похоже, Путина просто неправильно поняли. Он вовсе не собирался отвоевывать территорию для Асада. Его цель была в сохранении Асада у власти и превращении России в важного участника любых переговоров о будущем территории, когда-то называвшейся Сирией. Этого он уже добился.

Он также хотел снова стать глобальным игроком, пользующимся уважением соответственно статусу сверхдержавы. После долгих лет, в течение которых Запад игнорировал его, а потом осуждал за вторжение на Украину, Путин хотел восстановить статус России в качестве сверхдержавы, способной быть противовесом США. Он распознал американскую слабость, но не понял, до какой степени бывшая единственная сверхдержава мира утратила волю и желание быть лидером.

В последнее время администрация Обамы бьет все рекорды убожества. Госсекретарь Джон Керри из кожи вон лез, унижаясь перед иранцами и прославляя их добрую волю за освобождение захваченных американских моряков. Еще немного, и он прислал бы им цветы. Америка стала державой, замыкающейся в себе. Бывший мировой полицейских бросил все зоны конфликта и надеется, что его не будут трогать.

Проблема в том, что, после восьми лет пребывания Барака Обамы в Белом Доме, кажется, что новая администрация не принесет перемен. Демократы и республиканцы, глядя на ход предвыборной кампании, не в состоянии объяснить, куда направляется Америка. Сторонним наблюдателям они советуют начинать принимать всерьез Трампа и Сандерса. Если один из них на самом деле войдет в Белый Дом в 2017 году, то Америка продолжит курс на изоляцию от остального мира.

А Европа тем временем тонет в своих исламских проблемах. Турция, состоящая в НАТО и якобы входящая в коалицию против ДАИШ (ИГИЛ), последовательно работает над тем, чтобы европейские страны захлестнул поток иммигрантов. Она субсидирует рейсы своей авиакомпании по всему Ближнем Востоку, призванные доставить трудовых мигрантов в Турцию, а оттуда на судах — в Европу.

Среди так называемых «беженцев», набивающихся в резиновые и деревянные лодки в Измире и Будруме, чтобы плыть к греческим островам, есть не только сирийцы, но и пакистанцы, афганцы, иракцы и выходцы из Северной Африки. 800 тысяч из них уже находятся в Греции. Это типичная политика режима «Братьев-мусульман» — завоевать Европу, направив туда миллионы мусульманских беженцев и трудовых мигрантов из стран Ближнего Востока.

Европа тем временем окончательно теряет рассудок. Вместо того, чтобы принять меры для урегулирования гуманитарного кризиса в Сирии и окончания войны, она посылает сотни волонтерских организаций, чтобы убедиться, что мигранты благополучно добираются до Греции. Может ли Трамп, Клинтон или Сандерс, став президентом, позволить себе отдать Европу исламу? Разум говорит, что не может. Но разум не в состоянии представить себе Трампа в Белом Доме.

Мир в сером цвете


Тем временем администрация Барака Обамы, завершающая свою каденцию, всячески хвастается грандиозным успехом в виде присоединения Турции к коалиции по борьбе с ДАИШ. Турция целых три раза нанесла удары по ДАИШ, а заодно пару тысяч ударов по курдам. Министр обороны Израиля Моше Яалон во время визита в Грецию позволил себе указать на то, что король голый, и сказать то, что все знают, но не признаю вслух: Турция — союзница ДАИШ.

Турция продолжает держать открытой сирийскую границу. Любой желающий примкнуть к ДАИШ знает, что достаточно приехать в Турцию, а оттуда открыта дорога в «Исламское государство». Дорога эта — с двусторонним движением. Любой боевик ДАИШ или другой группировки, желающий попасть в Европу, делает это через Турцию. Те, кто берет в постель собак, просыпается покусанным, и Турция время от времени ощущает удары ДАИШ на своей земле. Но борьба против шиитской оси Иран-Асад-«Хезболла» для них важнее.

Израилю пора перестать унижаться перед Эрдоганом и искать примирения с ним. Турция выбрала свою сторону, и Израилю на той стороне делать нечего. Если на то пошло, Израиль должен приложить усилия для помощи курдам и помочь этому отважному народу обрести, наконец, свое государство, как бы не возмущалась этим Турция. После того, как турецкие ВВС сбили российский самолет, Москва может помочь в этом деле.

В последнее время израильские политики, участвовавшие в контактах с Россией, возвращались в изумлении. Израиль не только встретил в России партнера для установления отношений на основе взаимного уважения, но также державу, соглашения с которой выполняются сразу после заключения. Путин видит в Израиле страну, которая, так же, как и Россия, готова применить силу в случае необходимости, и считает ее культурно близкой, так как более миллиона выходцев из бывшего СССР сегодня живут в Израиле.

Кто еще год назад мог поверить, что ЦАХАЛ откроет горячую линию с российской армии для координации действий в реальном времени? Что израильские и российские офицеры будут встречаться на регулярной основе? Таков сегодняшний мир. Мир, где нет больше черного и белого, а есть очень много оттенков серого, и все могут быть потенциальными партнерами, если совпадут интересы. Складываются коалиции, которые недавно невозможно было представить себе.

Поэтому Израиль не должен воздерживаться от шагов, недавно казавшихся немыслимыми. Следует, например, подумать о совместных учениях российской и израильской авиации и флота. Выгоду от знакомства с российскими военными технологиями переоценить трудно. Ожидаемый гнев США можно смягчить, поделившись с ними выводами после таких учений.

Это вовсе не значит, что следует подвергать риску отношения с США. США были и, будем надеяться, будут и дальше оставаться главной стратегической опорой Израиля. Кто бы ни пришел в Белый Дом, Израиль должен стремиться сохранить свои особые отношения с США. Но следует также понимать, что США отдаляются от Ближнего Востока, и что Африка, одно время носившая звание «потерянного континента», грозит передать этот сомнительный титул Европе.