В Германии мигранты начали насиловать несовершеннолетних детей. Об этом ведущая Первого канала заявила в сюжете о русскоязычной девочке, якобы подвергшейся насилию беженцев. Полиция опровергает такие утверждения, на журналиста канала собираются подать в суд.

Политолог Нериюс Малюкявичюс согласен с утверждением, что «Русский мир» пришел в Германию, а журналист DW Александр Варкентин отмечает, что данную историю развил союз правых популистов и российских пропагандистов.

История девочки

История с девочкой русского происхождения в Германии, которую якобы похитили и изнасиловали мигранты, с подачи российского Первого канала получила широкое хождение в сети. Вскоре после появления сюжета было объявлено, что история эта не до конца ясна, а о деталях преступления полиция старается не говорить так однозначно, как российские журналисты государственного канала. В полиции говорят, что ни похищения, ни изнасилования не было.

По данным берлинской полиции, о пропаже Лизы стало известно 11 января. Девочка нашлась через 30 часов. В настоящее время прокуратура Берлина ведет следствие по подозрению в сексуальном контакте с несовершеннолетней. 26 января представитель прокуратуры Берлина Мартин Штельтнер сообщил, что фигурантами дела стали двое мужчин в возрасте примерно 20 лет. Согласно подозрениям, Лиза перед исчезновением имела сексуальные контакты по обоюдному согласию с обоими молодыми людьми, сообщает Deutsche Welle.

История вышла уже и на уровень МИДов двух стран. Глава МИД России Сергей Лавров упрекнул немецкую полицию за ее работу, а также заявил о похищении девочки. По его мнению, в расследовании сексуального преступления должна восторжествовать справедливость. Между тем его коллега Вильтер Штайнмайер в жесткой форме обвинил Лаврова во вмешательстве во внутригерманские дела. В этом контексте следует отметить, что ни полиция, ни прокуратура, ни адвокат, представляющий интересы семьи девочки, не говорят о похищении и изнасиловании.

Всколыхнулась и русская общественность Германии, представители которой вышли в Берлине на митинг, присоединившись к представителям правых партий этой страны, которые, как известно, настроены далеко не в пользу мигрантов. Митинги также прошли и в других городах Германии, причем с участием представителей русскоязычной общины. Так в Берлине 23 января перед зданием ведомства федерального канцлера ФРГ состоялась демонстрация. Инициаторами изначально выступали родители из местных русскоязычных семей, однако среди митингующих были не только представители русскоязычной диаспоры, но также и те, чьи взгляды близки к убеждениям сторонников антимиграционного движения Pegida.

В итоге, отмечает DW, основное внимание перетянули на себя движения и организации, выступающие против миграционной политики немецких властей. Этот протест не оставили в стороне и российские телевизионщики. Однако фейк был бы обычным фейком с традиционно плачущими, недовольными людьми и притянутым за уши видео и потонул бы, вероятно, уже в море ему подобных произведений российской пропагандистской машины (уже только ленивый не сравнивает сюжет о девочке с фейком о распятом мальчике), если бы не реакция немцев. Нашелся адвокат, который намерен подать в суд на журналиста Первого канала Ивана Благого.

Политолог, преподаватель Института международных отношений Нериюс Малюкявичюс полагает, что это, наверное, один из главных для него моментов, а именно, к чему приведет реакция в Германии на действия Первого канала. Русскоязычные — феномен всей Европы В разговоре с Delfi он отметил несколько моментов, по которым ему хотелось бы прокомментировать данную историю. По его мнению, не стоит говорить о феномене русскоязычных только лишь в рамках странах Балтии. Малюкявичюс полагает, что в этом смысле нужно вести речь о всей Европе.

«Когда мы говорим только лишь о российском телевизионном фейке и феномене русскоязычной аудитории в Европе, мы несколько сужаем всю проблему. Я бы называл это постоветским феноменом в более широком смысле. Когда люди с постсоветским менталитетом оказываются на Западе им трудно привыкнуть в демократической обстановке, свободному рынку, появляются упрощенные шаблоны понимания, страхи, фобии. Так что я бы не сужал этот феномен только на русскоязычную аудиторию. Это отношение постсоветской аудитории к новой обстановке, со своими мифами и стереотипами», — уверен он.

По его мнению, в разных странах, к примеру в Финляндии и Скандинавских странах, вопросы детей, ювенальной юстиции, а теперь и вопрос мигрантов курируются в близких Кремлю кругах. По его словам, указанный им первый момент был актуализирован российским телевидением на фоне активистов на месте, в Берлине. И третий момент, по мысли Малюкявичюса, заключается в том, что после крымской кампании и войны на Украине часто в публичном пространстве ведут дискуссию лишь о русскоязычных жителях Литвы, Латвии, Эстонии.

По мнению политолога, это очень «локальный взгляд»: «Это вопрос русскоязычной аудитории всей Европы». «Это не только вызов, связанный с национальными общинами русскоязычных в странах Балтии. Это такой же вызов в Германии, Скандинавских странах. И решения и работа с этими сообществами — это часть общей стратегии, а не только какой-то стратегии стран Балтии», — считает он.

Удобный момент

Почему российская пропагандистская машина направила свой взор на Германию? В этой связи политолог отметил общий напряженный контекст, связанный с темой беженцев. «Политическая система Германии и без помощи Кремля чувствует сильное давление. Момент (выбран — прим. ред.) в принципе для того, чтобы вызвать еще большее напряжение. Я хочу обратить внимание на то, что это происходит уже по своеобразной инерции, в России — постоянное чувство информационной войны. Я бы сказал, что это последствие чувства «осажденной крепости». Это дает такой результат в русскоязычных СМИ».

Малюкявичюс полагает, что Германия столкнулась в данном случае с «Русским миром». «Я думаю, что Германия в первый раз так остро почувствовала последствия этой информационной политики и информационного фона, и я ищу в этом позитивный момент. Самое время в таком случае обсудить общую стратегию, действия, что делать, чтобы русскоязычные общины во всей Европе не находились бы в таких агрессивных информационных гетто», — говорит собеседник Delfi.

Какие будут последствия

Говоря о последствиях, которые может иметь данная история с сюжетом Первого канала и реальной ситуацией с русскоязычной девушкой, эксперт отметил, что «взгляд Германии на такие вещи очень системный и рациональный». «Насколько я знаю, обсуждают правовые действия против Первого канала. Для меня это самое главное последствие — что ждет такое телевидение, которое вызвало в Германии подобную ситуацию. Мне интересны именно правовые шаги, за которым нужно следить с нашей перспективы, а не общее сотрясение воздуха по поводу этой темы», — заключил он.

Союз правых популистов и российских пропагандистов Александр Варкентин, журналист русской версии Deutsche Welle утверждает, что история с девочкой «еще та». По его словам, правые популисты Германии пытаются эту историю использовать в своих целях. «Сложился нездоровый союз правых популистов и российских пропагандистов, которые пытаются разыграть эту историю. Якобы немецкая полиция ничего не делает. Нас самом деле немецкая полиция пытается спасти остатки доброго имени этой бедной девочки, поэтому выдает мало информации. Они даже имя ее не упоминают. А ее родственники разнесли всю эту лживую от начала до конца историю повсюду. Как дальше должна жить эта девочка, никто себе не может представить», — утверждал он.

Ролик Первого канала сделал свое дело?

«Все демонстрации прошли после того, как факты стали ясны: не было ни похищения, ни изнасилования. Историю раздули близкие к неонацистам родственники. Там не было ни одного беженца, а заголовки российских СМИ о том, что три араба 30 часов беспрерывно насиловали 13-летнюю девочку, вообще трудно понять, все это бредовая пропаганда». Российское телевидение в Германии пользуется заслуженной славой Немецкие СМИ сюжет российского канала заметили и российское телевидение в принципе уже давно пользуется такой заслуженной славой, что «относится к нему серьезно вообще нельзя». Это далеко не первый случай, говорит Варкентин.

«По российским СМИ одно время ходил некий профессор Хааг, который объяснял ситуацию в Германии. Всякий раз это было так: немцы ничего не понимают, Путин абсолютно прав и т. д. Выяснилось, что этот Хааг живет в Германии, но по немецки практически не говорит. Он безработный, живет на социальное пособие, а в российских СМИ он шел, как профессор, который все объяснит». По словам журналиста, у адвоката появилась возможность подать в суд на Первый канал, раньше он сделать этого не мог, поскольку российские журналисты в Германии не подсудны правосудию.

«В данном случае он подает за разжигание межнациональной ненависти, потому что этот журналист активно через социальные сети подзуживал русскоязычных Германии воспринять это всерьез и устроить демонстрацию по этому поводу. Он разжигал межнациональную рознь здесь, в Германии. И это уже подсудное дело», — отметил журналист. По его словам, данная история прошла в немецких СМИ прошла, в частности в таких крупных изданиях как «Шпигель» и «Фракфуртер альгемайне». «Факты в этой истории ясны, так что спорить не о чем», — уверен он.