Мы с тревогой отмечаем, что в общественных дискуссиях, касающихся России, часто звучат милитаристские и опасные термины, которые могут вовлечь нас в войну («Мы вернулись к конфликту великих держав», — заявил министр обороны США 3 февраля). Такое изображение России, как агрессивной державы, усиливает восприятие этой страны как угрозы и, таким образом, ускоряет военную и идеологическую эскалацию. Безответственные разговоры о конфликте рискованны и ошибочны. В предупреждениях об «агрессии России» не учитывается ее оборонительная позиция. Нам нужна тщательная и критическая оценка текущих событий. Загоняя Россию в угол, мы провоцируем ее на эскалацию и подрываем основы нашей собственной безопасности. В отличие от Саддама Хусейна, у России есть оружие массового уничтожения, поэтому последствия неверной интерпретации ее мотивов и действий будут гораздо хуже.

За последние 25 лет мы не смогли решить фундаментальные проблемы европейской безопасности, за которые все мы несем ответственность. Украинский кризис является скорее симптомом, а не причиной развивающейся конфронтации. То, что Москва — сложный партнер, не может служить оправданием. У России много проблем, но решить их могут только сами россияне, что они и сделают со временем, поэтому нет никакой необходимости загонять их в угол. Великобритания должна принять участие в разработке разумной стратегии, способной помочь нам преодолеть те проблемы, заложником которых стала международная политика. Мы должны стараться больше понимать и меньше осуждать. Почти никто не хотел начинать войну в 1914 году, но Европа споткнулась и рухнула в пропасть. Сегодня нам необходимо проснуться, пока не стало слишком поздно.

Доктор Анна Матвеева, Королевский колледж Лондона,
Профессор Ричард Саква (Richard Sakwa), Кентский университет.

Установление мира в Сирии требует от нас внушить людям надежду на долгосрочную экономическую стабильность. И что мы предложили? Заменить баасистский социализм нашим неолиберализмом? Неудивительно, что Россия решила вмешаться в сирийский конфликт. Гордон Браун (Gordon Brown) придерживается слишком идеалистической точки зрения, приписывая план Маршалла гуманистической щедрости: США приняли этот план, потому что боялись, что Западная Европа попадет в руки коммунистов и Америка последует ее примеру.

Джордж Тальбот (George Talbot), Уотфорд Хартфордшир.