Заглушите фанфары.

Намеченная на следующую неделю встреча Папы Римского Франциска и патриарха Русской Православной церкви Кирилла, о которой было объявлено в пятницу, уже названа «историческим шагом» по направлению к устранению тысячелетнего разрыва между католической и православной церквями. Поскольку это будет первая встреча между папой и главой Православной церкви в истории, прогнозы о том, что она поможет объединить две старейшие и крупнейшие церкви, пока преждевременны.

Франциск поддерживает необыкновенно тесные отношения с Патриархом Константинопольским Варфоломеем, который является символическим главой всемирной Православной церкви. (Варфоломей является своеобразным председателем среди равных православных патриархов со всего мира.) Они уже много раз встречались с момента избрания Франциска и обсуждали множество вопросов, таких как защита окружающей среды, мир на Ближнем Востоке и преследования христиан. И каждая встреча этих духовных лидеров порождала множество надежд и разговоров о возможных шагах по направлению к воссоединению православных и католиков.

Но несмотря на дружбу Варфоломея и Франциска, внутри Православной Церкви есть еще одна фигура, которая имеет еще большее влияние: Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Русская церковь является самой крупной и влиятельной веткой Православия — и, по мнению многих, самой консервативной. С момента возвращения своего влияния после распада СССР Москва оставалась самым осторожным представителем православного мира в вопросах, касающихся диалога с другими христианами, в том числе Ватиканом и Всемирным советом церквей. Она также аккуратно выразила свое скептическое отношение к попыткам объединить «диаспору» православных сообществ, то есть создать независимые православные церкви, к примеру, в Америке и Западной Европе. Кирилл встретится с Франциском во время своей поездки по русским православным сообществам на Кубе, в Парагвае и Бразилии — его первой поездки по Латинской Америке.

В настоящий момент епископы готовятся к потенциально историческому Всеправославному собору, который состоится летом этого года, но именно по настоянию Москвы его пришлось перенести из Стамбула на Крит. Москва также вынесла на обсуждение тему противоречащих друг другу обрядовых календарей, заявив об отсутствии консенсуса в этом вопросе. Другими словами, внутри церкви, известной своей склонностью отвергать перемены и инновации, Москва остается самым консервативным членом.

Существуют и другие препятствия. В непрекращающемся украинском конфликте принадлежность к Греко-Католической церкви и к Православной церкви Украины (подчиняющейся Москве) превратилась в линию раскола. На синоде по вопросам семьи, который прошел в Ватикане в 2014 году, «министр иностранных дел» патриарха Кирилла обвинил украинских католиков в разжигании вражды и «вступлении в отношения с православными раскольническими группами», которые соперничают с Москвой за легитимность. Франциск в свою очередь неоднократно осуждал то насилие, которое исходит от обеих сторон украинского конфликта, и даже встретился с президентом Владимиром Путиным в попытке урегулировать этот конфликт.

Именно такие практические вопросы, а вовсе не теологические диспуты, с гораздо большей вероятностью помешают будущему диалогу между Москвой и Римом. По мнению Русской Православной церкви, сейчас в мире огромное множество проблем и вызовов, которые ставят под угрозу духовное единство ее паствы и провоцируют нежелательные изменения внутри Православия. В то время как многие католики считают отделение от Православия болезненной раной, которую можно залечить только смирением и компромиссом, православные указывают на тысячелетие попыток Ватикана присоединить их церковь на его собственных условиях. (Четвертый крестовый поход, Флорентийский собор и Брестская уния изучаются в православных воскресных школах США.)

Это не те условия, в которых может процветать дух братского примирения. Во время пресс-конференции в Москве, на которой было объявлено о предстоящей встрече, тот же архиепископ, который выступал в Ватикане в 2014 году, снова выступил с критикой в адрес украинских католиков, добавив, что Куба — это единственная нейтральная территория, где такая встреча могла произойти. Во время этой встречи Франциск и Кирилл обсудят «жестокие гонения», с которыми сегодня христиане сталкиваются по всему миру — это настолько серьезный вопрос, что «необходимо отложить в сторону все внутренние разногласия».

Франциск относится к христианскому востоку с большой любовью, которая зародилась в нем еще в период его учебы в аргентинской семинарии, когда он подружился с украинским священником и иногда служил на восточно-католической литургии. Став папой, он неоднократно демонстрировал знаки уважения по отношению к Православной церкви — сюда можно отнести его предложение разработать общий метод расчета дня Пасхи, потому что он считает эти расхождения скандальными. Москва встретила это предложение поднятыми бровями.

В отношениях между Москвой и Ватиканом действительно существует огромное количество проблем и разногласий, которые можно решить только в процессе тесного сотрудничества. Но не стоит ожидать, что это сотрудничество приведет к воссоединению православных и католиков.