Джон Керри так просто не сдается. Во вторник в Мюнхене госсекретарь США будет настаивать на новых дипломатических усилиях, направленных на проведение сирийских мирных переговоров. Но, несмотря на его решимость, реальная ситуация на месте не только не способствует перелому, но и вызывает все более серьезные сомнения в связности и обоснованности американской и западной стратегии. Уже больше недели российские ВВС бомбят удерживаемый повстанцами Алеппо, когда-то самый крупный город в Сирии, оказывая поддержку военизированным формированиям, получающим помощь от Ирана, и сирийским правительственным войскам. Если эта стратегия войны на уничтожение будет продолжаться, баланс сил в сирийской гражданской войне изменится фундаментально. Предложенное Керри переговорное решение окажется несостоятельным и утратит свою силу, поскольку в Сирии больше не останется оппозиции, которую можно будет представлять за столом переговоров.

На самом деле гуманитарная катастрофа внутри и вокруг Алеппо должна заставить мир переосмыслить ситуацию. В зимнем холоде на турецкой границе уже находятся десятки тысяч сирийских граждан. По данным Организации Объединенных Наций, из Алеппо, на который сейчас падают бочковые бомбы, могут бежать еще 300 тысяч жителей. Этим людям кажется, что они знают, какая судьба ждет их в случае, если сирийские правительственные войска возьмут город. В вышедшем недавно докладе ООН методы пыток, которые применяет режим Асада, названы массовым истреблением. Городу Алеппо, который стал символом восстания против режима 2011 года, а в 2012-м — оплотом оппозиционных сил, грозит окружение, голод и массовая резня.


Итогом российской интервенции в Сирии, которая продолжается четыре месяца, может стать переломный момент в этой войне. Но он принесет еще больше человеческих страданий, которые в конечном итоге будут на руку так называемому «Исламскому государству». Те самые группировки, которые в 2013 и 2014 году изгнали ИГИЛ из Алеппо, сегодня сами стали объектом нападения.

Всего за одну неделю ситуация в Сирии переросла из плохой в ужасающую. Керри хорошо знает об этом и отчаянно пытается настоять на проведении переговоров. Но этим не скрыть то мрачное обстоятельство, что администрация Обамы сегодня видит полный провал своей стратегии. Те повстанцы, которых якобы поддерживают Соединенные Штаты, и их союзники нуждаются в противотанковых и зенитных средствах, однако ничто не говорит о том, что они их получат. Если ничего не изменится, их разгром станет лишь делом времени.

Наверное, в этот критический момент конфликта уже невозможно навести порядок в американской политике. Но крайне важно, чтобы Вашингтон публично отчитался за свои ошибки. «Красные линии» в Сирии то появлялись, то исчезали, а результатом стали колоссальные человеческие жертвы. А Москва доказала, что она гораздо более последовательна и настойчива в своей поддержке режима Асада, и что Запад с союзниками существенно уступают ей в поддержке оппозиции. Также непонятно, что имел в виду Керри, когда он заявил на этой неделе, что у США есть другие «рычаги воздействия» на тот случай, если дипломатия потерпит неудачу. Согласно имеющейся информации, Россия предложила прекратить бомбардировки 1 марта. Но это циничное предложение оставляет ей три недели на захват Алеппо и достижение своих целей.

Суровая реальность такова, что у США осталось очень мало вариантов действий из-за военного вмешательства России. Из-за этой интервенции все разговоры о создании на севере Сирии обеспечиваемой Западом «бесполетной зоны», которая должна защитить гражданское население и повстанцев, потеряли всякий смысл. Это можно было сделать на более ранних этапах войны, но сейчас такие меры создадут риск более обширной военной конфронтации с Россией, чего по вполне понятным причинам администрация Обамы не может допустить. То, что происходит сегодня в Алеппо, скоро будет напоминать осаду Сараево в 1990-е годы — но на сей раз помощи ждать неоткуда, а следствием станет усиление кризиса беженцев, в том числе в Европе. Это символ западного провала в Сирии. Алеппо уже стал пятном на совести ООН. Теперь этот город превратился в пятно на репутации американской администрации, какой бы благонамеренной она ни хотела казаться.