Выражение «Perşembe’nin gelişi Çarşamba’dan bellidir» (в переводе означает «о приближении четверга известно в среду» или «о приближении Першембе известно в Чаршамба» — прим. пер.) прочно укоренилось в турецком языке и стало распространенной пословицей. Смысл ее заключается в том, что исход какого-нибудь дела, ситуации или явления можно понять по нынешнему ходу развития событий. Как известно, Першембе (переводится как «четверг» — прим. пер.) — очаровательный городок в нашей провинции Орду на Черном море. Чаршамба («среда» — прим.пер.) — не менее чудесный город в провинции Самсун опять же на Черном море. С географической точки зрения, если двигаться с запада на восток, то сначала идет Чаршамба, затем — Першембе. Может быть, именно такая мысль была заложена в основу названия этих городов? Дни недели тоже располагаются в таком порядке. И значит, все, кто произносит эту пословицу, знают, о чем говорят…

Сегодня, в четверг, 11 февраля, в Мюнхене проходит важная встреча Международной группы поддержки Сирии, на которой будут говорить о будущем этой страны. На этой встрече будет обсуждаться судьба конференции по Сирии, которая должна была начаться в январе — началась или нет, до конца неясно, но даже если началась, то была перенесена — и, как планируется, возобновится 25 февраля.

Ранее Турция выдвинула важное условие, связанное с участием оппозиционного крыла во встрече по Сирии, которую пытались провести в Женеве в январе, и выступила против участия Партии «Демократический союз» (PYD) в этом мероприятии. Несколько дней шли споры о том, кто представит PYD на женевской конференции — делегация или только ее лидер. В результате PYD не пригласили, однако высокопоставленный представитель США посетил Кобани.

Сейчас, накануне встречи в Мюнхене, вновь разгорается дискуссия вокруг PYD. По словам представителя Госдепартамента США, Вашингтон понимает чувствительность Турции в этом вопросе, но у него другой взгляд на эту ситуацию: PYD — важный партнер в борьбе с ИГИЛ. И это понимание не изменится. Представитель министерства иностранных дел России также говорит о том, что PYD нельзя исключать из женевских переговоров: «Курды должны иметь право голоса в процессе формирования будущего Сирии».

Гражданская война в Сирии — важнейшая региональная проблема, которая на протяжении последних пяти лет причиняет головную боль Турции. Эта проблема очень быстро приобрела международный характер. С одной стороны Сирия стала ареной войн чужими руками, которые ведут такие страны региона, как Иран и Саудовская Аравия, с другой — местом базирования международного террора, посчитавшего сирийские земли благоприятной для себя средой (и ИГИЛ стало соседствовать с Турцией), с третьей — весами нового международного баланса, который начинает формироваться между США и Россией. Понять, когда можно будет решить сирийскую проблему, теперь почти невозможно. Однако очевидно, что Восточное Средиземноморье становится ключевым регионом формирования новых полюсов. Ожидается, что контакты США и России в ходе Мюнхенской конференции по безопасности, которая начнет свою работу 12 февраля, дадут важные сигналы по поводу того, как в ближайшее время будут складываться международные отношения.


Турция — один из важнейших членов НАТО. В период существования биполярной международной системы и противостояния НАТО и Организации Варшавского договора в годы холодной войны два члена НАТО имели непосредственную сухопутную границу с Советским Союзом. Одной из них была страна северного фланга — Норвегия, другой — Турция как страна южного фланга. Несмотря на созданное холодной войной блоковое противостояние, Турция проводила успешную внешнюю политику в отношении СССР, с которым она граничила по суше. Это был образец сбалансированной, рациональной, осторожной дипломатии, призванной контролировать напряженность и избегать ее эскалации. Сегодня же, накануне формирования полюсов новой холодной войны, в нашем регионе складывается совершенно другая ситуация.

Прежде всего, важные изменения претерпели отношения Турции с Россией. До 24 ноября 2015 года, дня, когда Турция сбила российский военный самолет, отношения Турции и России ниточка за ниточкой сплетались в искусное кружево и выходили, пожалуй, на небывалый в истории уровень добрососедства и дружбы. Теперь Турцию окружает пояс напряженности с Россией и в Черноморском бассейне, и на Кавказе из-за Армении, и на Ближнем Востоке из-за Сирии. И это совсем не идет нам на пользу.

Ухудшение отношений Турции с Россией существенно навредит внешней политике, основанной на тезисе о «региональном владении» в Черном море. Такое развитие событий даст НАТО возможность совершать новые тактические шаги в ее ориентированной на этот регион стратегии. Это будет выглядеть как стремление не оставлять Турцию одну перед угрозой безопасности в Черном море. Кроме того, в своих усилиях по урегулированию проблемы Нагорного Карабаха и нормализации отношений с Арменией на Кавказе Турция теперь всегда будет обнаруживать перед собой Россию. А в решении проблемы будущего Сирии важнейшим предметом разногласий, который будет повышать напряженность с Россией, станет позиция Турции в отношении сирийских курдов и режима Асада.

В атмосфере новой холодной войны, которая формируется сегодня на территории Восточного Средиземноморья, положение Турции уже не будет таким, как в годы прежней холодной войны. Прежде всего, на новом этапе Турция — кандидат на роль страны-фронта, а не страны-фланга НАТО. Эта ситуация напоминает положение Германии как страны-фронта во времена прошлой холодной войны. Кто знает, может быть, участившиеся в последнее время турецко-германские контакты на высшем уровне помогут Турции черпать вдохновение из опыта Германии.

Тем не менее, в годы холодной войны Германии удавалось сохранять очень гармоничные союзнические отношения с США. У Турции же в последнее время возросли разногласия с США. Еще более важно то, что Германия в годы холодной войны преследовала конструктивную и позитивную восточную политику («остполитик»). Пока Турция как внутри страны, так и за ее пределами продолжает враждовать с курдами, ставшими ее важнейшим соседом, она, видимо, не вступит в новую холодную войну в роли страны-фронта наподобие Германия. Откровенно говоря, в ближайшее время Турцию ждет период постепенно нарастающей напряженности во внешней политике. Не случайно говорят: о приближении четверга известно в среду…