Украина не только переживает постреволюционную фазу со всеми геополитическими последствиями, она также борется с антиреформаторской дилеммой, которая сопровождает ее с момента получения независимости. Кажется, более или менее ясно, что, несмотря на уже почти полностью вошедшее в силу соглашение о свободной торговле с ЕС и обязательства, данные киевской правящей элитой в отношении присоединения, России удалось заморозить конфликт на востоке и тем самым обеспечить себе право вето в вопросах украинских конституционных изменений.

Состояние украинской экономики также не способствует стабилизации политической системы после того, как в 2015 году ВВП сократился на 12%, промышленное производство упало на 10%, валюта обесценилась на 70%, а инфляция составила 40%. Посредничество МВФ и ЕС дает им право обязать государство проводить полномасштабные реформы, однако картина складывается не самая радужная.

Ранее в этом месяце министр экономики подал в отставку, ссылаясь на невозможность проводить реформы в условиях повсеместной коррупции, кумовства и финансового мракобесия. Последней каплей стало давление, оказываемое на него лицами из круга Порошенко путем назначения своих протеже на ключевые должности в правительстве и крупных государственных компаниях — порочные методы, подпитывающие конкуренцию с другими олигархами, завязанными с правительством Яценюка, а также теми, кто стремится к политической автономии, как бывший глава Днепропетровска Игорь Коломойский.

Попытки и дальше политизировать государственную и судебную власть способствуют низкой популярности всех этих политиков, что в ближайшем будущем может привести к очередным выборам. Крупными упущениями Украины также являются плачевное состояние оппозиции и затягивание процесса административной децентрализации. Украина до сих пор не «дезолигархизировала» государство, что не только сближает ее скорее с Москвой, чем с Брюсселем, но и обрекает на череду революционных циклов. Следующий за последние 25 лет будет уже третьим по счету.