Римская католическая и православная традиции разошлись около тысячи лет назад, задолго до того, как на Кубе узнали о христианстве, в Европе узнали о Кубе, и до того, как появилась Россия, не говоря уже об отдельной русской церкви.

Но в пятницу днем в Международном аэропорту Хосе Марти разыгралась необычная сцена. Глава Римской католической церкви Папа Франциск и глава Русской православной церкви Патриарх Кирилл обнялись и поцеловались, а затем провели двухчасовые переговоры и опубликовали совместную декларацию из 30 пунктов, посвященную судьбе христианства в Европе, тяжелому положению христиан на Ближнем Востоке и историческому противостоянию церквей на Украине.

Почему на Кубе? Отчасти благодаря нейтральному статусу карибского государства для обеих церквей. Куба имеет сильные связи с католической церковью, но также и с Москвой, сформировавшиеся в советский период. Помимо этого, страна, недавно возобновившая отношения с США, служит примером растущего участия Папы Франциска в международной политике (Папа сыграл важную роль в восстановлении американо-кубинских отношений, организовав секретные переговоры в Ватикане). Поэтому Куба вполне годилась для обсуждения еще одного сближения, связанного не только с религией, но и с геополитикой, особенно с двумя регионами — Ближним Востоком и Украиной.

Главная тема повестки дня: Москва и Рим обеспокоены исходом христиан из Сирии и Ирака. Когда стало известно о планируемой встрече Франциска и Кирилла, митрополит Илларион, глава внешних церковных связей Московского патриархата (пост, который раньше занимал сам Кирилл), сказал, что ситуация на Ближнем Востоке, в Северной и Центральной Африке, где экстремисты совершают геноцид христианского населения, требует немедленных действий и тесного взаимодействия двух церквей.

Хотя политики во многих странах, от Багдада до Вашингтона, спорят, можно ли считать происходящее на Ближнем Востоке геноцидом христиан, Католическая и Русская православная церкви не сомневаются на этот счет. По данным Open Doors USA, организацией по защите христиан, в 2015 году за веру были убиты 7 100 христиан, в основном, на Ближнем Востоке и в Северной Африке — на 3 000 человек больше, чем в 2014 году.

Но Католическая и Русская православная церкви не сходятся во взглядах на политику в ближневосточном регионе. РПЦ активно поддерживает российскую военную операцию в Сирии. Бывший пресс-секретарь РПЦ Всеволод Чаплин назвал войну с террористами «священной» и отметил, что Россия сегодня стала наиболее активным участником борьбы с терроризмом. Ватикан занимает иную позицию. Папа Франциск призывает к мирному урегулированию конфликтов в Сирии и в Ираке. «Международное сообщество оказалось не в состоянии найти адекватное решение, и торговцы оружием продолжают добиваться своих целей», — заявил понтифик.

Хотя неясно, каким именно образом сотрудничество двух церквей облегчит положение сирийских христиан, Католическая церковь выразила заинтересованность в расширении сотрудничества. Но существует и риск для улучшения отношений. Встретившись с лидером церкви, громогласно поддерживающей российскую операцию в Сирии, Ватикан тем самым даст понять, что согласен с этой позицией, считает Френк Синсин (Frank Synsyn), директор Центра исследований истории Украины в Университете Альберты. «Я понимаю, что Папа Римский беспокоится о ситуации на Ближнем Востоке, но с других аспектов время для встречи выбрано плохо. Она служит одобрению действий Путина в Сирии», — сказал он.

Более того, привлекая внимание к состоянию христианства на Ближнем Востоке, РПЦ старается улучшить свой имидж и пытается представить себя внутри России в качестве главного защитника преследуемых христиан во всем мире. «Эта встреча позволяет им сыграть важную публичную роль и показать это в России, — сказал Джон Берджесс (John Burgess), профессор теологической семинарии Питтсбурга.

Пятничная встреча направлена не только на начало нового сотрудничества на Ближнем Востоке. Она также ставит своей целью смягчить старую напряженность между двух церквей на Украине, где обострились религиозные и политические противоречия.

РПЦ считает Украину важной православной базой. В этой стране находится около половины монастырей и приходов Русской православной церкви, и она служит главным полем боя за сохранения влияния Москвы за пределами России.

Но ситуация осложняется продолжающейся войной на Украине. Близость Кирилла к Кремлю подорвала позиции РПЦ на Украине, и Патриарху пришлось искать золотую середину между поддержкой Путина и демонстрацией чувствительности к опасениям украинского правительства и общества. После революции Майдана множество украинцев от РПЦ перешли к Украинской православной церкви Киевского патриархата, которая не подчиняется ни РПЦ, ни Ватикану, а остается независимой (не путать с Украинской православной церковью, подчиняющейся РПЦ). Именно эта церковь поддерживала антиправительственные выступления, завершившиеся бегством президента Виктора Януковича в феврале 2014 года.

На этом фоне обострились противоречия между РПЦ и Ватиканом относительно пяти миллионов прихожан Украинской греко-католической церкви. Эта церковь была основана в 1596 году группой православных, которые переориентировались с Москвы на Рим. Они до сих пор сохраняют православные обряды, например, крестятся справа налево, священник вкладывает святое причастие в рот верующему ложкой, но считают себя лояльными Ватикану. Русская православная церковь обвинила Римскую католическую церковь в краже верующих, а также собственности, так как имущество тоже сменило владельцев. Враждебные чувства сохранились с тех пор.

Несмотря на относительную малочисленность, Греко-католическая церковь играла большую роль в политике. Во времена СССР она поддерживала диссидентов, а в 1991 году стала символом украинского национализма и независимости. Греко-католики поддерживали антиправительственные демонстрации в 2013 и 2014 годах. Но их политические взгляды иногда расходятся с приоритетами Рима.

«Греко-католики рассчитывали на дополнительную поддержку Ватикана после Майадна, но теперь они опасаются, что Римская церковь сближается с Москвой», — сказал Берджесс.

Хотя пятничная встреча совершенно точно не приведет к урегулированию конфликта вокруг греко-католиков, этот спор митрополит Илларион Алфеев, глава внешних церковных связей Московского патриархата, назвал незаживающей кровоточащей раной, препятствующей нормализации отношений двух церквей — она может заложить основу для будущего диалога относительно церковного имущества.

Кирилл надеется использовать встречу с Папой Римским для укрепления позиций РПЦ и ее влияния среди восточных христиан в преддверии Всеправославного собора, запланированного на июнь 2016 года, первое собрание представителей разных православных церквей более чем за тысячу лет. Хотя «первым среди равных» в православии считается Константинопольский Патриархат, две трети православных принадлежат к РПЦ.

Помимо Украины, различия между Римской католической церковью и Русской православной церковью лежат в культурной, литургической и теологической плоскости. Но причины пятничной встречи носят политический характер. Через тысячу лет после того, как разошлись их пути, Папа и Патриарх все еще играют роль политических лидеров на мировой арене.