28 января в нашей газете было опубликовано сообщение под названием «Он появился в Стамбуле». Речь шла о том, что в церемонии похорон в Стамбуле принял участие Альпарслан Челик (Alparslan Çelik), известный по видеокадрам, на которых он говорит, что открыл огонь по пилоту, катапультировавшемуся со сбитого российского самолета. Это сообщение наткнулось на шквал критики со стороны наших читателей.

«Я с изумлением и ужасом увидела, что Альпарслан Челик, которого повсюду ищут русские, был выставлен на всеобщее обозрение. Кому это нужно?» — писала Севги Озкюзне (Sevgi Özküzne). Юсуф Шахин (Yusuf Şahin) задает похожие вопросы: «Если этого человека убьют, разве это будет не на вашей совести?»

Полагаю, я должен кое-что напомнить. Газета Hürriyet первой взяла интервью у Челика. Опубликованное 27 декабря интервью осудила представитель российского МИД Мария Захарова. Она обвинила Hürriyet в том, что газета «представляет трибуну убийце и террористу».

А новость под заголовком «Его везде ищут», которую Hürriyet опубликовала 25 января, тоже вызвала критику некоторых читателей, посчитавших, что Челика «героизируют». Тем не менее, и беседа с Челиком, и информация о его участии в траурной церемонии в Стамбуле или о том, что русские ищут его в Сирии, — все это журналистика.


Представьте, человек, за которым русские охотятся в туркменском регионе в Сирии, принимает участие в похоронном намазе в мечети Фатих в самом центре Стамбула, не считая нужным скрываться. Он не прячется и не просит не писать о нем, более того, он беседует с корреспондентами Hürriyet, которые его фотографируют. У него нет ни малейшего беспокойства о газетной публикации, он сам так и говорит.
 
В этой ситуации может ли журналист сделать что-нибудь более естественное, кроме как освещать информацию? Задача журналиста состоит не в том, чтобы героизировать Челика или защищать его и принимать решения за него. Журналисты не могут думать за других, поддерживать их миссии (тем более, если у тех, о ком они пишут, в руках оружие).

Остальные, может быть, и прошли мимо, но задачей Hürriyet было информировать. Более того, Челик находился в Стамбуле. Русские же ищут его в туркменском регионе в Сирии. Полагаю, разница очевидна.