Здесь светлая Европа, где правят демократы, а там — темная Россия, где властвует жаждущий больше власти дьявол. Считается, что во всех бедах нашего времени виноват российский президент. Но не все так просто.

Стоит зайти в интернет — Путин. Стоит открыть газету — Путин. Стоит включить телевизор — Путин. Если где-то в Европе перевернуть какой-нибудь камень, вероятно, наткнешься на Путина. От конфликта на Украине, до миграционного кризиса и движения Pegida. Российского президента винят во всем, что где-то на континенте идет не так. В скором времени скажут, что и в прическе Ангелы Меркель тоже виноват он. Путин, как призрак. Но как для всех других призраков, и в отношении Путина действует правило: Путина, которого мы повсюду видим, мы выдумываем сами. «Понимающие Путина» — это словосочетание, появившееся некоторое время назад, привлекло к себе всеобщее внимание. В ходе украинского кризиса так называли тех, кто вопреки западному кодексу поддерживал российского президента, говоря, что он ведет себя более или менее разумно, как и все мы.


Тогда Путин считался в глазах Запада просто «сумасшедшим» на арене международной политики. Ангела Меркель говорила, что он живет в своем «собственном мире». Все это в прошлом. Сегодня Путин стал просто дьяволом.

Настроения, как известно, не радужные. Ульрих Викерт знает, с чем это связано: виноваты русские. «Я лично не исключаю, что российские спецслужбы распространили в Германии термин ‘лживая пресса’», — говорит Викерт в одном интервью. Репортер указывает на движение Pegida как возможный источник возникновения этого понятия. «Но как там появилась такая идея?». На вопрос, есть ли у него доказательства того, что российские спецслужбы поддерживают Pegida, он ответил: «Нет. Я не говорю, что это так. Но мы должны задуматься над этим».

Так выглядит многое, что сегодня связано с русскими. Не говорят, что это так, но не говорят также, что это не так.

Мы потеряли право читать мораль

Распространяется ужасная атмосфера неуверенности. Мы чувствуем себя окруженными агентами и шпионами.

Повсюду анархисты, агитаторы, террористы — и русские. Мы читаем наше настоящее, как роман из викторианской эпохи. Здесь светлая Европа с разумным правлением, а там — темная Россия, где царят насилие, произвол и страсти.

Действительно, странно, когда Министр иностранных дел огромной российской империи, которая охватывает не менее одиннадцати часовых поясов, лично вмешивается в случай с исчезновением 13-летней девочки из русско-немецкой семьи в Германии, которая, поссорившись с родителями, не пришла ночевать домой. До этого еще нужно додуматься.

С другой стороны, додуматься нужно и до того, как это сделали британцы, чтобы опубликовать доклад объемом 329 страниц, в котором говорится о том, что Путин, «вероятно», одобрил убийство бывшего российского агента Литвиненко. Доказательств тому предоставлено не было, вместо этого — утверждения Литвиненко о том, что у Путина были сексуальные контакты с мальчиками.

Российский премьер Медведев говорил в Мюнхене о новой холодной войне. Кто в этом заинтересован?

В конце сентября русские стали участвовать в сирийском конфликте. Не прошло и шести месяцев, как российские авиаудары изменили расклад сил. Российские самолеты проложили бомбами путь сирийскому президенту Башару Асаду, невзирая на потери среди гражданского населения.

Издание Frankfurter Allgemeine Sonntagszeitung пишет: «Россия совершила поворот, который немецкие спецслужбы уже называют необратимым». При этом ранее нам всегда объясняли, что нет военного решения. Возможно, нет такого, которое бы принял Запад?

Американский сенатор Дэн Коутс, бывший посол в Берлине, обвиняет Россию в использовании «миграции в качестве оружия». Министр обороны ФРГ Урсула фон дер Лейен говорит о том, что Путин ведет в Сирии «двойную игру». Да пусть у них язык отсохнет, когда они говорят о жертвах ударов. Пять лет гражданской войны, по крайне мере, 250 тысяч погибших, более одиннадцати миллионов тех, кто потерял свою Родину — и Запад этого не предотвратил. Отсутствие интереса, расчет и неспособность — вместе со всем этим мы наблюдали, как Сирия превращается в скотобойню. Мы потеряли право читать мораль.

В действительности эта риторика направлена на то, чтобы оправдать собственное вооружение в Восточной Европе. Потому что эта холодная война приходится нам самим очень кстати. Призрак, который все отрицает, — вот каким нам нужен Путин! Все, что считается грехом, разрушением, то есть злом, характерно для него? Но не только для него.