Некоторое время назад на страницах издания «Ан-Нахар» была затронута тема отношений России и Запада, а именно — связи между действиями России в Сирии и напряженностью, возникшей в отношениях между Москвой, с одной стороны, и Европейским союзом и США, с другой. Эта напряженность обусловлена санкциями, которые Запад наложил на российскую экономику после того, как Москва оккупировала полуостров Крым и официально провозгласила его своей территорией, а также оказала политическую и военную поддержку русскому населению юго-востока Украины — либо для того, чтобы отделить Донбасс, либо с целью создать на этих территориях автономию. В то же время выло замечено, что президент России Владимир Путин своими военными действиями в Сирии пытается надавить на США и Европу, а также на их союзников из числа арабских стран, вражески настроенных по отношению к президенту Башару Асаду и его режиму, чтобы Запад снял свои санкции или облегчил их. И, наконец, последнее, на что было указано в предыдущей статье: США и Европа не исключают, что авантюрист-Путин может решиться на военную операцию в Европе. Однако остается неясно, запугал ил он своими действиями США и Европу — или сам напуган угрозой, исходящей от Запада.

Мы снова вернулись к этой теме по нескольким причинам. Во-первых, пару дней назад премьер-министр России Дмитрий Медведев на конференции в Мюнхене с полной уверенностью заявил, что Россия и США уже скатились во времена холодной войны. Во-вторых, это означает, что весь мир может погрязнуть в революциях, гражданских войнах и смуте. В-третьих, Европейский союз сам побуждает «царя» России вести себя вызывающе по отношению к Западу, так как в свое время в его состав вошли, вышедшие из-под влияния социалистического лагеря и ранее находившиеся там то ли по желанию народов, то ли под гнетом партии государства Восточной Европы. А политические удачи Путина на Ближнем Востоке и военные победы в Сирии способствуют такому вызывающему поведению, вынуждая Вашингтон и европейские столицы стремительно реагировать, чтобы обеспечить политике Путина противодействие, особенно после российской агрессии на Украине и нарушения мира, в том числе гражданского, на ее территориях.

Возвращаясь к теме запасов американского вооружения и военного оборудования, которые в самом разнообразном виде представлены в Европе, можно увидеть, что Евросоюз готовится к отражению атаки со стороны России. Запад взволнован, особенно его пугает бездействие администрации Барака Обамы в этой связи. Страхи и обеспокоенность вынуждают Европу договариваться с Ираном по поводу его ядерной программы, в итоге снижая уровень изоляции Тегерана и отменяя свои санкции. Таким образом, Исламская Республика может смело продолжать свои региональную политику, последствия которой небезопасны для Европы. Однако такое волнение и эмоциональный настрой только вредят Западу. Ведь Ближний Восток представляет интерес для США, а не для так называемого «заднего двора Америки», как называют Европейский союз.


Кажется, Вашингтон начал всерьез рассматривать варианты противодействия возможной российской угрозе в Европе, особенно после заявлений Медведева о возврате к холодной войне. Выступление премьер-министра России заставило руководство США задуматься о том, не послужит ли оно прелюдией к последующим российским авантюрам.

Например, Москва может внезапно и в короткие сроки оккупировать страны Балтии и сделать это так быстро, что силы НАТО не успеют что-либо предпринять в ответ. В связи с этим возникает вопрос: попытается ли Североатлантический альянс освободить эти страны, предприняв широкомасштабную военную операцию? Или враги России поспешат наложить новую дозу санкций на Москву, в то же время проведя мобилизацию американских военных сил в Восточной Европе для защиты своих территорий? Естественно, что никто сегодня не в состоянии ответить на эти вопросы. Однако оборонные возможности альянса стремительно растут — с учетом усиления военного присутствия и увеличением запасов вооружений и оборудования в странах Восточной Европы. Такой уровень милитаризации приближается к тому, который имел место во времена холодной войны.

Естественно, лидеры США и Европы надеются, что Путин проявит благоразумие и рассудительность, а в его умственных способностях, кстати, никто не сомневается. Но он воспитан в рамках советской системы, поэтому размышляет прежними категориями. Он не видит другого способа восстановить былое величие России как сверхдержавы, кроме вступления в открытое или опосредованное противостояние с Западом.

Однако возможно, что официальная позиция России (по поводу холодной войны) — ответ на то, что происходит в Сирии, на действия Ирана и Саудовской Аравии, а также Израиля в регионе.