Министерство иностранных дел России публично заявило, что Москва заключила сделку на поставки Ирану комплексов «С-300», а иранцы, в свою очередь, попросили продать им также системы «С-400». Возможно, такими заявлениями Москва пытается демонстрировать свои мускулы и дразнить США на фоне того, что произошло и происходит сегодня в Сирии. Однако в действительности она «дует в дырявую дудку», так как государство Аль-Вали Аль-Факиха (это шиитское название духовного лидера, в данном случае — аятоллы Али Хаменеи — прим. пер.), которое запугало русских американцами, Турцией, арабами, настроенными против их коалиции в регионе, вступило сейчас в то состояние, в котором оно «не радует друга и не пугает врага». Это то, о чем говорят некоторые высокопоставленные иранские лица в преддверии выборов, намеченных на конец этого месяца.

Несомненно, официальный представитель МИД России поспешила выставить напоказ дряблые мышцы Аль-Вали Аль-Факиха, тем самым пытаясь повлиять на ситуацию в Сирии в свете последних событий. Очевидно, она не читала пугающих заявлений Хашеми Рафсанджани, где он говорит, что ислам регрессирует в Иране и что иранское общество находится на грани развала, а коррупция стала причиной аморального поведения власть имущих, в особенности мужчин, что привело к увеличению числа разводов и снижению популярности брака. Но главное, что сказал Рафсанджани, который, похоже, надеется занять место аятоллы Сейеда Али Хаменеи, верховного лидера Исламской революции, так это то, что ситуация в регионе удручающая и что соседние от Ирана страны находятся в состоянии войн и нестабильности. Иранский государственный деятель предостерег от опасности развязывания большой войны на Ближнем Востоке. А ведь не только он, но и русские понимают, что иранцы своими действиями за пределами страны и вмешательством в дела некоторых региональных государств сами сеют нестабильность, и именно их безрассудство может стать причиной масштабной войны, которую предрек Шейх Рафсанджани.

Перед тем, как размахивать своими «С-300» и «С-400», которые стали и станут частью вооружения Иранской революционной гвардии, России бы следовало вспомнить один исторический момент. Когда в августе 1988 года Рухолла Хомейни согласился на прекращение войны с Ираком, то решение это далось ему крайне тяжело, будто он «выпил чашу с ядом». Однако он был вынужден отказаться от прямой конфронтации и стал опираться на религиозные тяготеющие к нему анклавы, расположенные в Ираке, Сирии, Ливане… и Йемене.

Одной из причин поражения Ирана в 1988 году стало то, что арабы-шииты перешли в этой войне на сторону своей родины, своего государства, своей арабской нации. Доля шиитов среди офицеров и солдат иракской армии приближалась к 70%, поэтому Тегеран вынужден был отказаться от традиционной прямой войны, но перешел к партизанской деятельности в странах, которые намеревался подорвать изнутри. В действительности тоже самое произошло в Ираке и Сирии. Вместе с тем все факты говорят о том, что сегодня арабский национализм пробуждается и по всей вероятности Иран проиграет, как проиграл в Ираке в 1988 году.

Я абсолютно уверен, что Россия подключилась к военной операции в Сирии после того, как Иран с треском там провалился, несмотря на то, что бросил в это сражение всю свою революционную гвардию, а также привлек более 40 религиозных групп, отряды которых прибыли в Сирию из ближних и дальних стран. Из всего сказанного можно сделать вывод, что действия России по вооружению государства, описанного Хашими Рафсанджани, как находящегося на грани развала, абсолютно бессмысленны. И не спасут ситуацию ни комплексы «С-300», ни «С-400»!