НЬЮ-ЙОРК — Очевидно, что решение покинуть Европейский союз остается за британским населением и его избранными представителями. Однако, поскольку результат затронет не только британские и европейские интересы, вносить свой вклад допустимо и уместно и другим сторонам.

Итак, позвольте мне как заинтересованному в происходящем аутсайдеру воспользоваться своим правом и выразить четкое мнение: с моей точки зрения (и с точки зрения многих других американцев), решение Соединенного Королевства выйти из ЕС было бы нежелательным — действительно, крайне нежелательным.

Я понимаю иронию, на которую в этом мнении некоторые обязательно обратят внимание: а именно то, что независимость Соединенных Штатов появилась тогда, когда американские колонии отделились от Великобритании. Но это было тогда, а это сейчас, и мы будем наблюдать за выходом Великобритании из Европы в равной части с сожалением и волнением за своего ближайшего союзника.

Есть несколько причин для этого. Одна из причин, почему США до такой степени дорожат своими связями в Англии, — роль, которую Великобритания играет в Европе. Великобритания — важный игрок не только из-за ее роли двустороннего партнера, но и потому, что чаще всего можно полагаться, что в Брюсселе она будет отстаивать позиции, которые находятся в соответствии или по крайней мере недалеко от позиции США.

Так называемые «особые отношения» между Великобританией и США значительно упростились в последние годы, а решение парламента не поддерживать военные действия в Сирии до декабря прошлого года имело в этом плане особенно тяжелые последствия. Великобритания стала (и многие теперь считают ее) менее надежным и менее способным союзником, а эта действительность и ее восприятие бы усилились, если бы Великобритания решила сделать шаг, который приведет к маргинализации ее роли на континенте. Трудно представить себе, что в результате Brexit (выхода Британии из ЕС) появится что-то иное, чем более ограниченная и менее влиятельная Великобритания.

Кроме того, ЕС без Великобритании станет союзом, в котором Германия будет иметь еще большее влияние, чем сейчас. Такое превосходство в силе не может быть здоровым в долгосрочной перспективе, так как оно будет питать недовольство Германией и, вероятно, оставит ЕС менее подготовленным и способным действовать сообща на международной арене. Результатом будет более слабая Европа в то время, когда США особенно нуждается в сильной.

Еще хуже то, американцы, выступающие за сниженное участие США в мировых вопросах, с большой вероятностью воспользуются Brexit как дополнительным доказательством того, что традиционные союзники не выполняют своей роли и что США, которые сталкиваются с ростом дефицита и огромными внутренними потребностями, не должны работать за них.


Необходимо иметь в виду простую действительность: европейский интеграционный проект, который начался после Второй мировой войны, способствовал беспрецедентной стабильности и процветанию на большей части континента на протяжении почти трех четвертей века. Британское решение подать в суд на развод усилило бы те центробежные силы, влияние которых уже хорошо заметно. Национализм и популизм, которые уже находятся на подъеме как по экономическим, так и социальным причинам, наберут еще большие обороты. Сложно чувствовать себя уверенным в результате, какими бы неопределенными ни были эти предположения.

Решение британцев покинуть ЕС также снова поставит на повестку дня вопрос независимости Шотландии. Действительно, многие в Шотландии выступят за независимость для того, чтобы оставаться членом ЕС — это популярный рефрен, который может привести к голосованию за отделение от Великобритании. Американцы, мягко говоря, не приветствовали бы сложную и противоречивую общественную дискуссию с лидерами Шотландии по поводу размещения ядерного оружия и подводных лодок на ее территории в то время, когда Россия вновь считается угрозой для Европы.

Фрагментация вряд ли на этом остановится. То, что произойдет в Шотландии, может иметь волновой эффект по всему тому, что останется от разделенного Соединенного Королевства. В частности, выход Великобритании из ЕС и выход Шотландии из Великобритании усилит в Северной Ирландии напряженность между выступающими за Великобританию юнионистами и республиканцами, стремящимися присоединиться к Ирландии. Поднятие профиля вопросов об «окончательном статусе» в то время, когда обе стороны показали, что они не в состоянии взглянуть в лицо прошлому или работать вместе в настоящем, — не рецепт для успеха.

Наконец, решение Великобритании о ее взаимоотношениях с ЕС не будет происходить в вакууме. На самом деле время для этого не могло быть хуже. Европа уже страдает от растущей налоговой нагрузки, анемичного экономического роста, массового притока мигрантов и беженцев и возобновления российской агрессии. К этому добавляются растущая напряженность на Ближнем Востоке, изменения климата, терроризм, а теперь еще и новая болезнь — лихорадка Зика.

Помимо всего этого, в этом году в США будет избран новый президент. Последнее, что ему или ей будет необходимо, — чтобы ближайший партнер Америки был растерян и измучен тяжелым разводом. Но именно это произойдет, если Brexit из возможности перейдет в действительность.