В последнее время все телефоны были раскалены докрасна. Сборная по футболу министерства энергетики Российской Федерации в последние недели не могла быть уверена, что Александр Новак, министр, сможет отвлечься от работы и прийти на тренировку, рассказывали его сотрудники. Прежде всего, в напряжении его держал президент Венесуэлы, чья страна больше всех пострадала из-за падения цен в последний год-полтора. Поочередно, он звонил в Россию, Саудовскую Аравию и Катар, чтобы убедить всех приехать на встречу. Вчера это произошло: впервые с конца 2014 года министры энергетики четырех стран договорились остановить падение цен, удерживая предложение на уровне января.

Воздушные замки

То, что кажется прорывом, на самом деле — не больше, чем первый шаг к стабилизации цен. Во-первых, соглашение зависит от того, присоединятся ли к нему другие производители — особенно Иран и Ирак, поэтому министр нефти Венесуэлы, Еулогио Дель Пино, едет в Тегеран. Во-вторых, вчерашний договор не является формальным соглашением, он не направлен ​​на снижение добычи, а лишь предотвращает дальнейший рост ее объемов. Показательно, что именно эти четыре страны, с рекордной добычей, не запланировали никакого прироста в 2016 году. «Они строят воздушные замки», — сказал Ойген Вайнберг, нефтяной аналитик в Commerzbank. Реакция рынка была соответствующей: котировки нефти, которые за день до этого выросли на 6%, в течение дня упали примерно на 5%. Наиболее важная информация из Дохи заключается в том, что страны-производители столкнулись с серьезными финансовыми проблемами, сказал Вайнберг.

Раздел политики и экономики


В отличие от этих четырех стран, Иран и Ирак намерены увеличить добычу. Особенно Иран после отмены санкций хочет вдвое увеличить текущие объемы экспорта, до двух миллионов баррелей в день. И это с учетом того, что во всем мире ежедневно добывают на 1,5 млн баррелей больше, чем необходимо. «Самое важное, чтобы Иран согласился», — объяснила Ольга Голант, пресс-секретарь Александра Новака.

«Иран ведет особую игру и, учитывая предстоящие выборы, может действовать абсолютно непредсказуемо», — сказал Алексей Малашенко, эксперт по Ближнему Востоку в Институте Карнеги (Москва). Малашенко не удивляется тому, что русские договорились с саудовцами в Дохе, хотя в Сирии они опасно близки к военному противостоянию. «С нефтью у них общие проблемы. Здесь политика отделена от экономики». Кроме того, Голант настаивает, что ее министерство постоянно поддерживает конструктивные контакты с саудовцами. «Но это не способствует политическому сближению с Саудовской Аравией», — подчеркнул Малашенко. Никто не хочет военного противостояния в Сирии, но Москва заинтересована в том, чтобы все по-прежнему говорили о большом напряжении. «Это единственный способ оправдать свое присутствие в регионе»