Давая недвусмысленный ответ российской агрессии на Украине, министры НАТО на прошлой неделе утвердили план развертывания войск на восточном фланге альянса, сделав это впервые после окончания холодной войны. Согласно этому новому плану «передового присутствия», в Балтийском море будет усилена военно-морская группировка, а в Польшу, Болгарию, Румынию, Эстонию, Латвию и Литву будут направлены сухопутные войска для укрепления обороны НАТО.

Это дальновидные и оправданные действия, но они не влияют непосредственно на ситуацию на Украине, которая по-прежнему не является членом НАТО. В последние недели поддерживаемые Россией сепаратисты резко активизировали наступательные действия в Донецке и Луганске, напомнив о том, что президент Владимир Путин не отказался от своих замыслов на востоке Украины.

Путин два года назад совершил вторжение на территорию своего западного соседа, потому что увидел, как Украина становится стабильной и демократической страной, интегрирующейся с Европой, и посчитал это серьезной угрозой. Потом он ослабил напор российской агрессии, но похоже, что это лишь временная тактика, призванная обеспечить снятие санкций вопреки тому, что Россия наращивает свое вмешательство в Сирии.

В дополнение к прозвучавшим недавно заявлениям НАТО, США и их союзникам по альянсу следует укреплять украинские силы сдерживания, препятствующие кремлевскому авантюризму, и четко указывать на то, что если такое сдерживание потерпит неудачу, Россия заплатит высокую цену за свои авантюры. Первый шаг на этом пути — поставка украинским вооруженным силам более эффективного оборонительного оружия.

США и их европейские партнеры провели впечатляющую работу по введению экономических санкций против Москвы в наказание за ее действия на Украине. Но они оказывают недостаточную военную помощь Украине, которая в 1994 году отказалась от ядерного оружия, унаследованного от Советского Союза, в обмен на заверения трансатлантического объединения в защите ее территориальной целостности. Эти заверения оказались никчемными.

Среди военной техники, которая нужна Украине для сдерживания нападений на свою территорию, более эффективные противотанковые и радиолокационные системы. Но некоторые политические руководители на Западе не хотят оказывать значительную военную поддержку Украине, потому что Россия обладает «эскалационным превосходством» — то есть, что бы мы ни дали Украине, Кремль всегда сможет сделать больше.

Технически в таком анализе есть свои достоинства. Никакая западная военная техника не обеспечит Украине победу в бою над целеустремленной и решительной Россией. Но в такой логике забывается тот факт, что при поставке нужной техники существенно повышаются боевые издержки для России, и что Москва не может бесконечно терпеть военные и экономические потери.

Путин делает все возможное, дабы скрыть масштабы российского вмешательства на Украине. Он запретил публиковать данные о потерях, проведя соответствующий закон, так как знает, что эти потери могут стать серьезной помехой. Он также знает, что чем более явной будет российская интервенция на Украине, тем труднее будет добиваться снятия санкций от Европы, в то время как российская экономика остро нуждается в таком снятии, особенно в условиях падения нефтяных и газовых цен, уменьшающего экспортную выручку.


Украинская армия хорошо проявила себя в боях с поддерживаемыми Россией сепаратистами, остановив в основном их продвижение. Она также создала мощные оборонительные укрепления, идущие от портового города Мариуполь на север. Для прорыва этих украинских позиций понадобится многотысячная группировка с бронетанковой техникой. А при организации правильных поставок оборонительного оружия Запад может сделать такую наступательную операцию запредельно дорогой для Москвы.

В частности, Украина остро нуждается в переносных противотанковых ракетных комплексах, чтобы нейтрализовать серьезное российское превосходство в бронетанковой технике, а также в радиолокационных станциях контрбатарейной борьбы для определения местонахождения позиций артиллерии и ракетных систем сепаратистов. Это защитит украинские войска от огня большой дальности. Администрация Обамы отправила на Украину две таких РЛС, но их нужно больше, и по дальности действия они должны перекрывать российские приграничные районы, потому что Москва осуществляет ракетные пуски по украинским войскам с собственной территории. И наконец, Украине нужны современные беспилотные летательные аппараты, а также системы закрытой связи и управления. Все они ни в коей мере не являются наступательными.

Американский конгресс понимает, насколько высоки ставки на Украине. Утвержденный Обамой закон об ассигнованиях на оборону в 2016 году предусматривает выделение Киеву военной помощи на 300 миллионов долларов, в том числе, 50 миллионов на летальное оборонительное оружие. США пора доставить эту технику, необходимую для обеспечения безопасности Украины, а следовательно, для защиты американских и трансатлантических интересов, которые находятся там под ударом.

В конечном итоге, агрессивные действия России на Украине это больше, чем одна только Украина. Укрепляя и поддерживая Киев, мы имеем возможность подтвердить свою верность основополагающим правилам и принципам, действующим в Европе после холодной войны, в частности, что суверенитет и территориальная целостность государств неприкосновенны, и что конфликты надо урегулировать путем переговоров, а не силой оружия. При отсутствии адекватной реакции мы дадим России возможность для осуществления дальнейшей агрессии, как на востоке Украины, так и в других местах.

Дэвид Петреус — генерал в отставке, бывший директор ЦРУ, председатель правления фирмы KKR Global Institute. Джон Хербст бывший посол США на Украине и в Узбекистане, директор Евразийского центра им. Дину Патричиу при Атлантическом совете.