Гевгелия, Македония/Идомени, Греция — Группу беженцев отправили назад в лагерь на греческой стороне границы, которая выглядит уныло.

Группа из шести человек из Северной Африки покинула лагерь три назад и прошагала более 30 миль, чтобы обойти забор, отделяющий Грецию от её северного соседа. После 19 часового перехода они были избиты и ограблены бандой вооружённых мародёров, у беженцев отобрали, по их словам все деньги и мобильные телефоны.

Без GPS на телефонах, на которые они полагались, им оставалось идти по железнодорожным путям, чтобы добраться до пересечения границы, где они были задержаны македонской полицией. Поскольку они были североафриканцами из Марокко и Алжира, им не было позволено находиться в стране, согласно македонским правилам, в качестве беженцев принимаются только сирийцы, иракцы и афганцы.

Полиция «поставила нас на колени», рассказывает двадцатидвухлетний Ясик Тасак. «Они сказали нам, что сделают физически невозможным для нас вновь попытаться перейти границу».

Эти люди из тех, кому повезло, их лишь вернули в лагерь Идомени, а не отправили прямиком назад в Афины, как поступили с множеством других.

Они сказали, что намерены перевести дух в лагере, переспать там ночь-другую в теплых палатках а потом попытать счастья вновь.

Однако Европейский Союз и правительство Македонии сделали всё так, что эта группа беженцев столкнется и в следующий раз точно с таким же обращением.

Не является секретом, что Греция задыхается от постоянного потока беженцев, прибывающих морем. Более 850 тысяч беженцев и мигрантов прибыли из Турции в прошлом году, в 2016 году, невзирая на зиму, почти 80 тысяч добрались морем. Члены Европейского Союза с прошлого лета жаловались на то, что греческие власти в надежде поощрить вновь прибывших уехать в другие европейские страны, пренебрегают своими обязанностями регистрировать всех потенциальных беженцев и снимать у них отпечатки пальцев, а вместо этого погрязли в организации фильтрационных центров для приёма мигрантов.

Европейская реакция на неспособность Греции справляться с притокам беженцев выразилась в разных формах. Члены Шенгенской зоны, свободные от паспортного контроля, включая Австрию, Данию, Германию, Словению и Швецию ввели временные пункты погранконтроля. В пятницу лидеры Европейского Союза заложили основы планы, который позволит государствам принимать чрезвычайные меры для установления пунктов погранконтроля сроком на два года в том случае, если Греция не справится с задачей привести свои границы в порядок в течении трех следующих месяцев.

Европейский Союз положился теперь на Македонию, которая является перевалочным пунктом на пути ищущих убежища людей, движущихся с Юга.


Как часть усилий направленных на снижение числа беженцев, прибывающих в Западную Европу, лидеры ЕС начали осуществление мер, которые на деле укрепят европейские границы от побережья Греции до македонского города Гевгелия, с населением 16 тыс. человек, расположенном на горном перевале, охватывающем территории обеих стран.

Сегодня граница перекрыта заграждением из колючей проволоки, которое македонские власти установили через несколько дней после парижского теракта 13 ноября, чтобы остановить поток мигрантов, достигавший в августе и сентябре 12 тысяч человек в день, строится и второй забор.

Эта протяжённая граница принадлежит маленькой балканской стране с населением в 2, 1 миллиона человек и именно на её помощь в спасении шенгенской зоны от краха во всё большей степени полагается Европейский Союз.

«Они экспортируют нам свои проблемы, — говорит мэр Гевгелии Иван Франгов. — Мы защищаем Европейский Союз от Европейского Союза».
Европейские планы уже разгневали греческое правительство, расценившее их как попытку превратить Грецию в лагерь для перемещённых лиц под открытым небом.

Доверившись стране, которая не является членом ЕС, завязла в борьбе с коррупцией, правительство которой на протяжении десяти месяцев сотрясает кризис, Европа, чтобы совладать с вызовом, похоже, полагается на неважно подготовленного партнёра.

Казалось, Македония начала было примеряться к тому, чтобы стать пограничной службой всей Европы в ноябре, как, вслед за Словакией она резко перестала принимать тех, кто не из Сирии, Ирака или Афганистана, представители этих трёх стран, скорее всего, имели основания для получения убежища.

Александр Димовски, начальник смены в лагере для перемещенных лиц в Гевгелии говорит, что полиция весьма дотошно проверяет паспорта беженцев, их свидетельства о рождении и другие идентифицирующие документы, обращаясь ещё и к услугам лингвистов для определения страны происхождения того или иного человека. Надписи на палатке в лагере Идомени свидетельствуют о том, что Македония настроена держать границу на замке: «Единство: Марокко + Иран + Пакистан + Сомали + Ливан + Гана + Бангладеш голодают. Пустите!» — гласит мольба.

Македония, однако не робела, давая понять, как дорого обходятся ей все эти контрольные процедуры. «Это дьявольски дорого дня нас — десятки миллионов евро», — сказал министр иностранных дел Македонии Никола Поповски. Поскольку Македония не является членом ЕС, она не получила никакой финансовой помощи от этого блока во время кризиса с беженцами, в 2015 году (хотя Европейский Союз не поддержал финансово и усилия Верховного комиссара по делам беженцев ООН).

К тому же Македония как не входящая в шенгенскую зону свободного перемещения не имеет доступа к общей шенгенской базе лиц, просящих о статусе беженца, где содержатся электронные копии отпечатков пальцев и регистрационные формы, которые следует заполнять при въезде на территорию Европы. Также Македония не в состоянии разместить у себя миссию Европейской погранслужбы Frontex. Члены Европейского Союза Венгрия и Хорватия уже оказали помощь личным составом пограничников согласно двусторонним соглашениям. Есть однако опасение, что если не будет дальнейшей помощи, одновременно с уверениями, что страны, находящиеся на пути миграционного потока не собираются полностью закрывать свои границы, Македония может вообще наглухо о закрыть границу, в том числе и для тех, кто бежит, из стран, охваченных пламенем войны. В пятницу австрийский министр иностранных дел Себастьян Курц посетил македонскую столицу Скопье и сказал, что Австрия близка к достижению означенной ранее цифры в 37500 беженцев, после чего Австрия закроет свои границы, эта мера вынудит и Македонию проделать то же самое с Грецией.

В конце января было обнародовано письмо словенского премьер-министра Миро Серара своим европейским коллегам с просьбой об «оказании помощи» Македонии в предотвращении попадания «определённого типа мигрантов» на территорию страны из Греции.

Глава Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер ответил Серару и заверил его в том, что Комиссия поддерживает его план, заключающийся в том, чтобы страны ЕС оказали помощь (Македонии) в поддержании контроля на границе с Грецией посредством прикомандирования полицейских и сотрудников правоохранительных органов и обеспечением оборудования. Юнкер не уточнил какого рода помощь ещё ЕС намерена оказать, но на этой неделе Европейская комиссия объявила, что выделит Македонии 10 миллионов евро на укрепление границы.

Есть однако резон в сомнениях, что Македония, страна, которая никогда не была островком стабильности, сможет стать надежным партнёром. Государство борется с коррупцией в высших сферах, исследователи Human Rights Watch выражали беспокойство по поводу жестоких избиений мигрантов македонскими пограничниками, а отношения между двумя крупнейшими этническими группами давно напряжены. Хотя Македония была единственной республикой бывшей Югославии, отделившейся без сползания в войну, она едва избежала в 2001 году конфликта между славянами- македонцами, и этническими албанцами, составляющими четверть населения. Систематическая дискриминация по отношению к албанцам остается и поныне проблемой и источником фрустрации.

Ожидания EC в расчёте на Македонию пришлись на время, когда эта страна погружена в политический кризис. Это началось девять месяцев назад, когда оппозиционные партии начали обнародовать подслушанные разговоры, предположительно записанные бывшим премьер-министром Николой Груевски и каким-то образом появившиеся у оппозиции. В них высшие лица государства планируют срежиссировать выборы, приструнить суды и прижать СМИ.

Эти записи вызвали массовые протесты и отставки нескольких министров, и некоторые аналитики верят, что правящая партия хотела бы использовать кризис с беженцами и угрозу внутренней нестабильности для того, чтобы завоевать европейскую поддержку для своего правительства и, таким образом одержать верх в политической борьбе.

Это политиканство кажется, тем не менее, чем-то очень далёким в сонном пограничном городке Гевгелия, живущем за счет игорного бизнеса.

Греки едут через границу в расчете на дешёвое медицинское обслуживание и стоматологию и еще поиграть в казино на невысоких ставках. Дух предприимчивости побудил местного бизнесмена из Гевгелии начать торговлю велосипедами для мигрантов и беженцев, ибо до июня 2015 года для них было нелегально пользоваться как личным так и общественным транспортом. В крохотном городке порядка 700 таксистов, большинство из них зарегистрировались недавно, потому то увидели деловые возможности по перевозке потенциальных беженцев на границу с Сербией.

Мэр города Франгов говорит, что в момент, когда кризис с беженцами достиг кульминации, населения городка почти удвоилось, а до того как в поле возле железнодорожных путей был разбит лагерь беженцев, в городке было всего 16 тысяч человек.

«Два месяца назад эта граница была как швейцарский сыр — вся в дырах, открыта, — говорит нам Франгов в своём кабинете. — Мы как государство были к этому не готовы». Прошло несколько месяцев, но, возможно, они всё ещё не готовы.