Парламентский комитет по вопросам национальной безопасности и обороны Украины обнародовал стенограмму заседания Совета национальной безопасности и обороны (СНБО) от 28 февраля 2014 года.

На этом заседании высшие руководители Украины, только начинавшие выполнять свои обязанности после бегства из страны президента Виктора Януковича, обсуждали последние события в Крыму.

В ночь на 27 февраля 2014 года российские спецназовцы захватили и блокировали Верховную раду и Совет министров Крыма; в заблокированном парламенте было принято решение о проведении референдума о статусе полуострова, а также был «переизбран» спикер Верховной рады Крыма и крымский премьер.

Крым — это Украина?

Согласно стенограмме заседания, тогдашний руководитель СБУ Валентин Наливайченко информировал членов СНБО о том, что новые руководители Крыма — председатель Верховной рады Крыма Константинов и председатель Совета министров Аксенов — «ключевые фигуры Крыма, находятся в полном сотрудничестве, взаимодействии и планировании с военными российского Черноморского флота».

Председатель СБУ также сообщил о «полномасштабном использовании военнослужащих РФ», о «переходе фактически на сторону врага» «Беркута» и других правоохранительных органов, служивших в Крыму, а также о том, что аэропорты и другая транспортная инфраструктура Крыма или берутся под контроль, или блокируются переодетыми военнослужащими Черноморского флота РФ.

В то же время министр внутренних дел Арсен Аваков сообщал, что списки личного состава бойцов «Беркута», которые перешли с оружием «на сторону агрессора» передают прокуратуре для возбуждения уголовных дел.

Кроме того, он предупреждал, что внутренние войска и ППС Симферополя пока несут службу, но противодействовать русским не будут.

Крым — только начало

Между тем тогдашний министр обороны Игорь Тенюх заявил, что на фоне последних событий в Крыму под прикрытием учений происходит концентрация российских военных вдоль всей восточной границы с Украиной: «Их цель — не просто демонстрация силы, но реальная подготовка к вторжению на нашу территорию: переход и выполнение боевых задач».

Игорь Тенюх также сообщил некоторые данные о численности и вооружении российских войск на киевском, харьковском и донецком направлениях:

• 38 тысяч военных

• 761 единица танковой техники

• 2200 бронированных машин

• 720 артиллерийских систем

• 40 ударных вертолетов и 90 вертолетов боевого обеспечения

• 90 самолетов штурмовой авиации

• 80 кораблей ВМФ РФ в акватории Черного моря

По словам министра обороны, те, кто захватывает объекты в Крыму, — это спецназ, который прошел боевую выучку в горячих точках России. Он также сообщил, что боевой состав российских вооруженных сил в Крыму превышает 20 тысяч человек. В то же время он высказал просьбу о том, чтобы не было прямого военного контакта.

«Мы не готовы к полномасштабной войне. Буду говорить откровенно. Сегодня у нас нет армии», — заявил министр обороны Игорь Тенюх.

Он сказал тогда, что по всей стране можно было собрать военную группировку численностью около 5000 военнослужащих, способных выполнять боевую задачу.

Он предупредил членов СНБО, что если российские части войдут утром со стороны Черниговской области, то к вечеру они уже будут в Киеве.

Что делать?


На заседании 28 февраля 2014 члены СНБО не только делились информацией о событиях в Крыму и на восточной границе Украины, но и решали, какими могут быть дальнейшие шаги Киева.

 Мысли о том, что Украина не готова к полномасштабной войне, разделял не только министр обороны.

«Мы не готовы к военной операции, к сожалению для нас. И это знают россияне», — считал премьер-министр Арсений Яценюк. Он также отмечал, что введение военного положения станет фактически объявлением войны Российской Федерации.

Представитель министерства обороны обратил внимание и на 2010 год, когда президентом Януковичем были подписаны так называемые Харьковские соглашения, которые обеспечивали Украине скидку в цене на российский газ в обмен на продление базирования в Крыму российского флота. По словам Вадима Скибицкого, «Харьковские соглашения» обеспечили модернизацию российских войск в Крыму.

Представитель ГУР также упомянул и о совместных российско-белорусских учениях «Запад-2013» в сентябре 2013 года на территории Белоруссии, Западного военного округа России и в акваториях Баренцева и Балтийского морей.

По словам Вадима Скибицкого, параметры этих учений очень похожи на то, как разворачивались события в Донецкой и Луганской областях в первой половине 2014 года.

«Агрессор рассчитывал на применение Украиной военной силы для восстановления власти в Крыму, что давало России фактически легитимные основания для военного вторжения в Украину. План российской Федерации предусматривал оккупацию восточной и южной Украины и создание коридора через Одесскую область в Приднестровье», — заявил Вадим Скибицкий, предоставив данные о численности российских войск на восточной границе Украины на март 2014 года.

Планы не осуществились

Представитель министерства обороны заявил, что пока планы России в отношении Украины не осуществились из-за «удачных действий украинской власти, просчетов российской стороны в оценке ситуации в других (кроме Донецкой и Луганской. — Ред.) областях Украины и мощного сопротивления украинского населения».

В то же время Вадим Скибицкий отмечает, что «режим Путина не отказывается от своих целей в отношении нашей страны, включая в себя дезинтеграцию страны, установление российского контроля над нашим государством и восстановление пророссийской власти в Украине».

Россия долгое время отрицала участие своих военных в событиях февраля-марта 2014 года в Крыму, которые привели к аннексии Крыма Россией. Но в марте 2015 года в интервью для фильма «Крым. Путь на Родину» российский президент Владимир Путин рассказал, что вооруженные силы его страны сыграли ключевую роль в тех событиях.

Россия также отрицала участие своих военных в конфликте на востоке Украины. Однако в конце 2015 года президент Путин сделал заявление, которое могло бы толковаться как признание причастности России к конфликту на Донбассе: «Мы никогда не говорили, что там (на Донбассе. — Ред.) нет людей, которые занимаются решением определенных вопросов, в том числе в военной сфере. Но это не значит, что там присутствуют регулярные российские войска. Почувствуйте разницу», — сказал российский президент.