Достоянием общественности стали «задушевные» разговоры высокопоставленных турецких военных с одним из главарей ИГИЛ Мустафой Демиром (Mustafa Demir), который в документах прокуратуры проходит как «главный организатор поставок взрывчатых веществ в Турцию».

В материалах дела по ИГИЛ, находящегося на рассмотрении 3-го уголовного суда Анкары, содержится запись многих телефонных разговоров высокопоставленных военных, несущих службу на границе, с Мустафой Демиром (кодовое имя — Абу Али) — «ответственным за турецкую границу эмиром ИГИЛ» и, по документам прокуратуры, организатором поставок взрывчатых веществ в Турцию. Имя Демира упоминалось в связи с его тесными контактами с Ильхами Балы (İlhami Balı), отдавшим приказ организовать теракт в Анкаре.

Документы, разоблачающие грязные связи

Скандал разразился в ходе расследования, начатого после того, как в прокуратуру поступили обращения шести граждан, родственники которых присоединились к ИГИЛ. Было принято решение установить наблюдение за 19 подозреваемыми. Прокурор Дерда Гёкмен (Derda Gökmen) возбудил дело в отношении 27 человек. В числе подозреваемых были Ильхами Балы и Мустафа Демир, входящий в руководящий состав ИГИЛ и в настоящее время находящийся в Сирии. На основании «обнаружения другого преступления в ходе наблюдения» Гёкмен инициировал еще одно расследование, но по решению о «несоответствии компетенции» материалы дела были отправлены в военную прокуратуру командования 5-й танковой бригады Газиантепа.

«Разговоров не было»

В отношении отправленной в военную прокуратуру Газиантепа записи телефонных переговоров, часть из которых была опубликована в Cumhuriyet без названия имен, генеральная прокуратура Анкары предположила, что «военные контактировали не с членами ИГИЛ», а с контрабандистами, и это преступление в рамках «контрабандистской» деятельности. Тем не менее, документы, к которым получила доступ Cumhuriyet, показывают, что в деле есть множество записей телефонных разговоров военных с Мустафой Демиром. А содержание бесед, которые, по утверждению генеральной прокуратуры, свидетельствуют о контрабанде, обнаружило, что военные, несущие службу на границе, действовали совместно с ИГИЛ. По этим записям понятно, что Демир не только контактировал с высокопоставленными военными по телефону, но и встречался с ними лицом к лицу на границе. Следственные документы также показали, что Демир получал деньги под видом «закята» (налог в пользу бедных, а также на развитие проектов, способствующих распространению ислама — прим. пер.) от контрабандистов на границе и сотрудничал с офицерами по вопросу пограничных переходов.

Доказательства получены случайно

26 февраля 2015 года отдел по борьбе с терроризмом (TEM) в Анкаре передал в генеральную прокуратуру Анкары 43-страничную запись 27 разговоров. В тексте TEM выражалась необходимость считать эти доказательства «случайно полученными». Тем не менее, имелись такие замечания: «Мы выяснили, что человек на записи по имени… который, как было установлено, контактировал с находящимся под следствием Демиром, служит в личном составе Горной пограничной заставы». Среди военных, ведших переговоры с Демиром, — капитан, сержант, лейтенант, высокопоставленный военный персонал.

В тексте, направленном 17 ноября 2014 года генпрокуратурой Анкары в уголовный суд Анкары с требованием установить наблюдение и прослушивание, сообщалось об изъятии в Газиантепе десяти автоматов Калашникова, 2800 патронов для автомата Калашникова, 12 килограммов тротила, 40 гранат, 40 детонаторов, а 13 октября 2014 года — 33 жилетов террориста-смертника, содержащих 256 килограммов взрывчатого вещества, 26 метров детонирующего шнура, 22 электронных схем, 19 батарей и взрывателей гранаты. Также сообщалось: «Известно, что работу провел Ильхами Балы, поставку этих материалов в нашу страну организовал Мустафа Демир (кодовое имя — Абу Фарук — Абу Али), который от имени ИГИЛ занимается логистикой и подбором кадров, со своим помощником Ильхами Балы (кодовое имя — Абу Бакр)».

Пока я к ним подоспею, пусть прикроют дороги

25 ноября 2014 года, 18.59


Мустафа: Только что получил сигнал, сейчас еду туда. Вот что, вероятно, некоторые военные могут работать вместе. Поверь, у меня нет сведений. До Элбейли сначала палаточный городок…. Там ты и поможешь. Командир какой-нибудь, еще кто-то… пусть прикроют дороги, пока я к ним подоспею, между нами же 20 километров, брат.

А. А.: 20 километров в сторону Килиса.

Мустафа: Да, я сейчас туда, на точку; если у тебя есть возможность, то командир станции или караульный…

А. А.: Хорошо, хорошо.

Мустафа: Про частоту переходов не знаю, аллаху известно лучше, сигнал или… может, быть, контрабанда…

А. А.: Хорошо, я прослежу, ты делай.

25 ноября 2014 года, 20.06

«Можешь свести меня с командиром?»


А. А.: Это вы светили?

Мустафа: Да, маленькими фонарями, ты где, брат? Там, где я тебе сказал быть?

А. А.: Да, мы видели вас, твоих людей…

Мустафа: А., брат, ты можешь свести меня с местным командиром для нашего дела здесь? Что если мы установим здесь контакт и заодно поможем вам…

А. А.: Хорошо, если что, пусть дадут мне знать.

Мустафа: Если мы с тобой свяжемся, и этого будет достаточно, проблем нет.

А. А.: Я сообщу, у меня там еще два поста. Как минимум, скажу командиру станции и присмотрю за ним.

«Молодежь, выходите, прыгайте здесь»


Разговор по телефону, зарегистрированному на имя А. Б.

23 ноября 2014 года, 18.57


Мустафа: Один автомобиль я передал лейтенанту Бураку, это где, к восточной стороне от вашего поста?

А. Б.: Да, именно так, брат, это место, где заканчиваются земляные работы, куча земли…

Мустафа: Мне сразу туда или, если есть какой-нибудь пункт до него, оставить человека там?

А. Б.: Нет, брат, человека, знаешь, где, оставь… это деревня Эрмиш… Там за землей на часах стоят, одного туда, а другого — куда ты передал машину.

Мустафа: Ты сейчас в машине, рядом с тобой есть кто-нибудь, кто покараулит?

А. Б.: Да, военный.

Мустафа: Хорошо, ты сможешь направить меня в сторону этой насыпи? Я дам тебе знать, брат, скажет высаживать там — значит там.

А. Б.: Хорошо, возвращаюсь.

Мустафа: Высаживай караульного, брат, пусть он не уходит оттуда.

А. Б.: Выходите, молодежь, здесь прыгайте.

«Мы в подкопе, иди»

23 ноября 2014 года, 19.12


А. Б.: Это то место, где ты передал машину, мы в подкопе. Включили фонарь, у нас товар, подходи с другой стороны, здесь люди.

Мустафа: Хорошо, брат, иду.

А. Б.: Давай быстрее, бегом, я с фонарем в подкопе.

Мустафа: Брат, это то место, где я передал лейтенанту Бураку машину?

А. Б.: Да, только чуть дальше, две наши машины на турецкой стороне.

Мустафа: Хорошо.

А. Б.: Ждем.

Мустафа: Я уже там, брат.