Когда читаешь заголовки, возникает впечатление, что благодаря российской поддержке сирийский диктатор Башар аль-Асад склонил чашу весов в непрекращающейся гражданской войне в свою пользу. Войска режима при поддержке российской авиации и баллистических ракет захватывают ключевые участки местности у поддерживаемых США повстанцев, а теперь еще и угрожают стратегически важному городу Алеппо. Москва не намерена снижать темпы, хотя недавно в Сирии было объявлено прекращение огня.

Но уроки почти 200 партизанских войн, произошедших после Второй мировой войны, говорят о том, что российская помощь вряд ли переломит ситуацию. Режим Асада по-прежнему сталкивается с серьезными вызовами, и не последний среди них — отсутствие у него легитимности в глазах сирийского народа. В перспективе Москве будет трудно сохранить крупные изменения в балансе сил, особенно если администрация Обамы — а скорее, следующая администрация — решит дать ей отпор.

Россия с сентября принимает непосредственное участие в сирийской войне. Ее авиация в составе истребителей МиГ-31, штурмовиков Су-25 и дальних бомбардировщиков Ту-22 наносит удары по целям повстанцев, в том числе, по группировкам, обученным американскими военными. Москва развернула там баллистические ракеты «Искандер» на колесной платформе, поставляет оружие правительству Асада, обучает его войска и ведет разведку и наблюдение с применением беспилотных летательных аппаратов «Форпост» и «Орлан-10». Кроме того, Россия оказывает поддержку самым разным военизированным формированиям в Сирии, выступающим на стороне режима.

Такое содействие, дополняемое иранской помощью, позволяет Асаду укреплять свои позиции, по крайней мере, временно. Силы режима продвигаются вперед во всех стратегических районах на севере и юге Сирии. В этом месяце они при помощи шиитских боевиков и с российской авиационной поддержкой захватили ряд ключевых населенных пунктов вокруг Алеппо. Сейчас они контролируют автомагистраль, ведущую из Алеппо на север к городу Аазаз, который находится вблизи турецкой границы. Это был важный маршрут снабжения повстанческих группировок.

У сторонников Асада возникло головокружение от таких успехов. «Присутствие России в Сирии несомненно повлияло на военную обстановку и изменило баланс сил», — заявил во время февральского визита в Москву государственным средствам массовой информации министр обороны Ирана Хосейн Дехган (Hosein Dehqan).

Хотя Асад с союзниками может продолжить наступление с целью возврата под свой контроль утраченных территорий, режим по-прежнему сталкивается со значительными трудностями. Он остается крайне непопулярным и одним из наименее эффективных в мире. Всемирный банк ставит его в конец списка почти по всем категориям государственного управления  таким, как контроль над коррупцией, эффективность в предоставлении услуг, а также способность обеспечить власть закона. Сирийские повстанцы пользуются убежищами в соседних государствах, таких, как Иордания и Турция. Это делает их недосягаемыми для режима, и находясь в таких убежищах, они могут строить свои планы, осуществлять набор боевиков и пополнять припасы.


История показывает, что нелегитимное и неэффективное правительство не в силах победить повстанцев и партизан, особенно если они пользуются внешней помощью и убежищем. Вашингтон на себе испытал эту отрезвляющую реальность во Вьетнаме и Афганистане. Такой же опыт получила и Москва в Афганистане в 1980-е годы, хотя российские лидеры, похоже, забыли об этом.

Сейчас целью для США должно стать следующее: не допустить краха ключевых повстанческих группировок, способствовать созданию легитимного и включающего все политические силы правительства, а также добиться разгрома «Исламского государства» и связанного с «Аль-Каидой» «Фронта ан-Нусра».


По мере наступления режима Соединенные Штаты должны наращивать помощь повстанцам, за исключением экстремистских группировок, а также настаивать на формировании правительства национального единства. Конгрессу следует проголосовать за увеличение финансирования, за дополнительную подготовку и поставку современного оружия типа противотанковых боеприпасов таким группировкам как курдские силы, которые воюют с ИГИЛ на севере Сирии, и поддерживаемому Иорданией «Южному фронту», который борется и с режимом, и с исламскими экстремистами. США также должны начать обучение и предоставить финансирование лагерям по подготовке повстанцев в соседних странах, таких как Иордания и Турция.

Такие представители политического руководства США, как госсекретарь Джон Керри, утверждают, что военного решения у конфликта в Сирии нет. Но история показывает, что в этой ситуации присутствует гораздо больше нюансов. Более двух третей всех партизанских и повстанческих движений в итоге одержали военную победу. Почти треть завершила свою борьбу мирными средствами, особенно когда военный конфликт заходил в тупик.

Американские руководители должны признать эту реальность и действовать соответственно, не давая пасть некоторым противникам Асада. Тупиковая ситуация может стать лучшим способом для достижения политического соглашения и окончания войны.

Сет Джонс — директор Центра международной безопасности и оборонной политики при некоммерческой организации Rand. Он автор выходящей в ближайшем будущем книги Waging Insurgent Warfare (Ведение партизанской войны).