Президент Обама и некоторые его старшие советники скептически отнеслись к частичному прекращению боевых действий в Сирии с предстоящей субботы, и у них есть на то серьезные основания. Российский президент Владимир Путин за последние два года много раз давал согласие на прекращение огня в Сирии и на Украине, не соблюдая при этом ни одно из них. То же самое можно сказать о сирийском диктаторе Башаре аль-Асаде, который даже не скрывает своих намерений и дальше уничтожать собственный народ. Если накал боевых действий действительно ослабнет, и пойдут гуманитарные конвои, то только из-за того, что это будет совпадать со стратегическими интересами Путина. Таков истинный смысл прекращения огня: теперь Россия будет контролировать дальнейшее развитие событий в Сирии.

Пока Путин упивается той геополитической победой, которую ему отдала администрация Обамы. Вместо того, чтобы поддержать сирийских повстанцев, обороняющихся от кровавого наступления России в подконтрольных им районах, Обама решил договориться о мире на условиях Москвы. Российский правитель звонит по телефону всем — от Обамы до руководителей Израиля и Саудовской Аравии — и в то же время радостно кудахчет на телевидении о ведущей роли России в разблокировании конфликта на Ближнем Востоке с США в качестве младшего партнера. Путин несомненно надеется, что такая демонстрация собственной значимости, а также ослабление российских авиаударов по госпиталям и прочим гражданским объектам на севере Сирии заставят некоторые страны выступить за снятие санкций ЕС против его режима, хотя он в это же самое время нарушает условия прекращения огня на Украине, на которые сам дал согласие.


Россия может также продолжить свою военную кампанию против базы сирийских повстанцев в городе Алеппо, одновременно заявляя о соблюдении договоренности о прекращении боевых действий. Все дело в том, что по условиям соглашения, достигнутого госсекретарем Джоном Керри, прекращение огня не распространяется на экстремистскую группировку «Фронт ан-Нусра», чьи боевики находятся в Алеппо вместе с поддерживаемыми Западом повстанцами. Режим Асада, со своей стороны, настаивает на том, что будет продолжать боевые действия против всех «террористических» группировок, к которым он относит любого, кто с оружием в руках выступил против режима. Тем временем Асад назначил на апрель парламентские выборы, открыто проигнорировав план мирного урегулирования, который продвигал Керри и номинально одобрила Россия.


Выступая на этой неделе на слушаниях в конгрессе, Керри сказал, что администрация рассматривает «план Б» на случай провала соглашения о прекращении огня. Говорят, что некоторые высокопоставленные представители ведомств национальной безопасности, как и следовало, выступили резко против того, чтобы уступить инициативу и лидерство Путину. Но как сообщила в четверг Карен де Янг (Karen DeYoung) из Washington Post, сейчас нет единого мнения о том, какие содержательные меры следует предпринять, чтобы дать отпор продолжающимся военным действиям России (среди таких мер могут быть поставки зенитно-ракетного оружия повстанцам). Кто-то призывает ввести новые экономические санкции против Москвы, но Обама не хочет ничего делать в этом направлении без европейской поддержки.

Именно пассивность американской политики позволяет Путину действовать в Сирии так, как он хочет. Думая о сотнях тысячах людей, запертых в осаде в Алеппо и других городах и подвергающихся бомбардировкам, мы надеемся на то, что в интересах Путина будет сделать паузу в боевых действиях. Но если он и поступит таким образом, то отнюдь не из-за того, что его принудили к этому США.