Официальный сайт Кремля сообщает, что президент РФ Владимир Путин 25-ого февраля провел телефонный разговор с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым, в ходе которого обсуждались вопросы торгово-экономического сотрудничества и международных отношений. «Лидеры обменялись мнениями по вопросам сирийского урегулирования, подчеркнув важность реализации Совместного заявления Российской Федерации и США о прекращении боевых действий в Сирии»,— отмечается в сообщении.

Это не первый раз, когда в контексте сирийского кризиса подчеркивается, по сути, не существующая роль Азербайджана. В начале февраля генеральный секретарь ООН, главы Великобритании, Германии и Норвегии пригласили Алиева участвовать в конференции «Помощь Сирии и региону», которая проводилась в Лондоне по инициативе ООН. По итогам конференции так и не выяснилось как и чем может помочь Сирии страна, которая «стонет» от своих внутренних экономических проблем.

23-го февраля, во время визита Ильхама Алиева в Иран, сирийский кризис стал темой переговоров с президентом Исламской Республики Хасаном Роухани. В Тегеране Алиев отметил, что Баку поддерживает позицию Ирана и считает, конфликт должен быть урегулирован политическим путем, народ Сирии должен сам решить свою судьбу.

На первый взгляд кажется странным, что в контексте сирийского конфликта президентов России и Ирана интересует мнение руководителя страны, которая связана с этим кризисом лишь тем, что «поставляет» исламистам-радикалам террористов. В Азербайджане настолько взволнованы этими знаками внимания, что консультации с Алиевым трактуют как доказательства того, что они находятся наравне со сверхдержавами и имеют решающее влияние на глобальные процессы. На самом деле, однако, проблема намного проще. И Иран, и Россия стремятся отгородить Азербайджан от «турецкого капкана» и получить гарантии, что он, как минимум, сохранит нейтралитет. Азербайджан уже дважды заявлял, что обсуждает возможность присоединения к созданной по инициативе Саудовской Аравии и Турции антитеррористической коалиции мусульманских стран. Сделанное в Тегеране заявление о том, что Азербайджан разделает позицию Ирана в вопросе Сирии, фактически, можно считать отказом от предложений Саудовской Аравии и Турции. По сути, Баку впервые публично пошел наперекор Анкаре. Если в Тегеране Алиев не смог «замазать» этот вопрос и маневрировать, чтобы избежать проблем с Турцией, значит на него оказали давление, в результате чего Алиев пообещал не вмешиваться в сирийский вопрос.

Для России это важно прежде всего из-за конфронтации с Турцией. Москва опасается, что Азербайджан может стать инструментом в руках Анкары для дестабилизации ситуации на Южном Кавказе и втягивания в новый конфликт. Заявление Алиева в Тегерана становится важным показателем нейтральности Азербайджана (для убеждения Кремля). Вероятно, Путин и Алиев это тоже обсудили в контексте сирийского вопроса.

На прошлой неделе российская сторона опубликовала список вооружений, поставляемых Армении по подписанному летом 2015-ого года соглашению о продаже военной техники на сумму 200 миллионов долларов. Фактически это было предупреждением Азербайджане о возможных последствиях поддержки Турции. 24-ого февраля МИД Азербайджана направил ноту протеста России, в которой отмечается, что Баку многократно заявлял, что поставляемые в Армению вооружения и боеприпасы оказываются на «оккупированных территориях Азербайджана». Баку требует от Москвы гарантии, что переданное Армении вооружение, не окажется в НКР.

По всей вероятности, телефонный разговор Путина был связан именно с этим. Дело в том, что до этого Москва, в лице представителя МИД Марии Захаровой, несколько раз заявляла, что не сделает никаких шагов, наносящих вред отношениям с Азербайджаном и не позволит Турции их испортить. Не исключено, что телефонным разговором Путин пытался сгладить морщины, возникшие в отношениях с Азербайджаном. Сейчас это имеет не практическое, а чисто символическое значение.

Дело в том, что даже при большом желании Путин не может гарантировать, что эти вооружения не появятся в НКР. Максимум, что может сделать президент РФ, гарантировать Алиеву, что эти поставки не послужат поводом для начала наступательных действий армянской стороны, и что Москва полностью контролирует ситуацию. Будучи рациональным, Путин возможно и напомнил бы, что поставляет Азербайджану в 25 раз больше наступательного вооружения, и сделка с Арменией нацелена на восстановление нарушенного баланса. Но это всего лишь символический жест в сторону Азербайджана, цель которого на высшем уровне подчеркнуть важность их отношений, и в некотором смысле, польстить Алиеву.
 
Вот и вся картина действительности, питающая болезненное самодовольство и гигантоманию Азербайджана.