Пять лет назад, когда занимавший тогда пост премьер-министра Путин объявил, что займет после Дмитрия Медведева пост президента России, российские интеллектуалы впали в отчаяние. Они решили, что правление Путина будет бесконечным, и в 2024 году, после истечения четвертого срока, Владимир Владимирович снова сделает рокировку со своим младшим партнером и пересядет в кресло премьера.

Но когда два года назад Путин аннексировал Крым, многие российские интеллектуалы поняли, что это начало конца его правления. То, что большинство приняло за триумфальный танец России на международной арене, либеральное меньшинство оценило как предсмертную агонию режима.

Мало кто осмелился в то время публично выразить такое мнение. Российские либералы после распада СССР раз за разом испытывали горькое разочарование, поэтому стали крайне осторожны в аналитических оценках. Но многие шептали. «Путин не дотянет до конца 2015 года», — настаивал в беседе со мной известный российский писатель и журналист после того, как мы заканчивали записывать интервью, во время которого он был сдержаннее в вопросе вероятности смены режима.

Увы, 2015 год пришел и ушел, а Путин по-прежнему в Кремле. Но то, о чем раньше только шептались, теперь стало живой общественной дискуссией: что должно случиться после того, как царя сместят. Какие законы следует отменить? Что делать с Крымом? Следует ли осуществить полную люстрацию, чтобы раз и навсегда очистить российские Авгиевы конюшни? Если да, то насколько безжалостной должна быть такая кампания? Эта оживленная дискуссия опирается на предположение о грядущих переменах, причем перемены наступят скорее раньше, чем позже. Люди, правда, не согласны в вопросе о том, какой должна быть смена режима.

Иностранные наблюдатели зачастую воспринимают признаки гражданского беспокойства как положительные. Недавний диагноз Джорджа Сороса служит ярким примером такого подхода. Сорос считает, что с учетом низких цен на нефть, российский режим обанкротится в 2017 году, когда придется возвращать большую часть иностранного долга. Экономический коллапс, гласит анализ, приведет к политическим переменам. Сорос говорит, что «популярность Путина, остающаяся высокой, основана на способности правительства обеспечить финансовую стабильность и медленное, но постоянное повышение уровня жизни». Нехватка денег сделает людей раздражительными, что опасно для властей ввиду предстоящих в сентябре 2016 года парламентских выборов.

Западные информационные агентства постоянно ищут истоки грядущего недовольства. Протесты водителей грузовиков в России (против нового налога, от которого обогащался сын Аркадия Ротенберга, близкого друга и спарринг-партнера Путина по дзюдо) одно время были любимой темой. Протесты держателей валютной ипотеки, чьи платежи взлетели до небес из-за обвала курса рубля, сейчас заняли их место, хотя в абсолютных числах их относительно немного.

Российские обозреватели, с другой стороны, ищут признаки раскола и распада внутри российской элиты. Мария Снеговая, колумнист «Ведомостей» и ТАИ, недавно написала прекрасную, провокационную статью о том, как может сработать такой сценарий. Сравнив режим Путина с мафиозным режимом Асада, Снеговая утверждает, что Путин еще более уязвим, чем Асад. Российская популистская авторитарная система основана не на чувстве принадлежности к определенной этнической и религиозной группе, как в Сирии, а на способности режима перераспределять ренту от монополий между своими акционерами: внутренним кругом элиты, силовыми ведомствами, бюрократией и госслужащими.

В отличие от Сирии, в России нет ни одной группы, чье физическое выживание зависело бы от Путина. Таким образом, заключает она, так как российский режим полностью зависит от доступа к ренте, то резкое истощение доходов приведет к дестабилизации: из-за экономического коллапса разные группы втянутся в ожесточенную борьбу за истощающиеся ресурсы. Дестабилизация верхушки откроет дверь для протестов, и со временем к ним присоединятся бизнесмены и средний класс. Путину придется быстро уйти.

Дни режима Путина точно сочтены, и мудрые комментаторы, как Снеговая, правы, обращаясь к элитам в поисках признаков грядущих потрясений. Но менее вероятно то, что начнется масштабное восстание. История России показывает, что дворцовые перевороты происходят чаще, чем народные революции.

Доступ к ресурсам в России принадлежит абсолютному меньшинству, внутреннему кругу приближенных Путина, который состоит из силовиков и бизнесменов, считающихся друзьями президента.

Давайте назовем имена. Силовиков представляет глава администрации президента Сергей Иванов, секретарь Совета безопасности Николай Патрушев, начальник Службы внешней разведки Михаил Фрадков и начальник Федеральной службы безопасности Александр Бортников. Эти люди — на самой вершине, и они вместе с Путиным определяют внешнюю политику страны и российскую военную стратегию. Члены кабинета министров, ответственные за экономические и финансовые вопросы, не участвуют в консультациях по этой тематике. Их участие в процессе принятия решений сводится к выступлениям с речами на международных экономических форумах в надежде, что их услышит и поддержит Путин, что бывает редко.


Другая часть внутреннего круга приближенных Путина — это бизнесмены, которых он называет своими друзьями — уже упомянутая семья Ротенберг, Юрий и Михаил Ковальчук, Геннадий Тимченко и клан Шамаловых (33-летний Кирилл Шамалов, состояние которого оценивается в три миллиарда долларов, женат на Катерине, младшей дочери Путина).

И силовики, и бизнесмены сильно зависят от своего благодетеля Путина. Они полностью обязаны ему своим положением в российском обществе и невероятным богатством. Девять лет назад Геннадий Тимченко не входил в число самых богатых людей по версии Forbes. В 2008 году он дебютировал на 43-месте, когда принадлежащая ему энергетическая компания Gunvor начала зарабатывать миллиарды долларов на экспорте российской нефти и нефтепродуктов. Аркадий Ротенберг, основавший крупную строительную компанию, впервые попал в число самых богатых россиян по версии Forbes в 2010 году и оказался на 99-м месте. В 2014 году Ротенберг был уже 27-м, а его сеть оценивалась в четыре миллиарда долларов. Тимченко, успевший продать Gunvor за неизвестную сумму буквально за день до вступления в силу санкций, занял шестое место в списке самых богатых людей России с состоянием в 15 миллиардов долларов.

Силовики, с другой стороны, не так открыто демонстрируют богатство, и их состояние накапливается в тени. Говорят, что отличительной чертой президентства Ельцина было то, что бизнесменов трясли бандиты. При Путине их трясут силовики. Неофициально это их официальная работа.

Второй слой сверхбогатых людей находится под этой элитой. Эти люди, сколотившие состояние при Ельцине, сегодня не имеют тех же гарантий, что внутренний круг Путина. В 1990-х и начале 2000-х годах такие люди, как Олег Дерипаска, Роман Абрамович, Борис Березовский и Михаил Фридман возглавляли список олигархов, располагая как огромными деньгами, так и большим политическим влиянием. При Путине многие из этих олигархов — так называемая «Семья Ельцина» — умножили свое богатство в обмен на отказ от политического влияния.

Первым из этой группы Путин изгнал медиа-магната Владимира Гусинского, который говорит, что был вынужден продать свое имущество, включая ранее независимый телеканал НТВ, попав под арест перед тем, как покинуть Россию. Те, кто не понял смысла происшествия, выучили урок на примере Михаила Ходорковского, получившего десять лет тюрьмы: сохранение богатства зависит от отказа от политических амбиций. Большинство из них подчинились.


Затем, осенью 2014 года, Путин еще раз ошеломил старую гвардию: Владимир Евтушенков, 15-е место в списке Forbes с состоянием, оцененным в 8,3 млрд долларов, был арестован по подозрению в мошенничестве и краже акций одной из самых крупных нефтяных компаний России — «Башнефти». После того, как Евтушенков передал правительству акции «Башнефти», его отпустили. Его состояние уменьшилось, но все еще оценивается в 2,8 миллиарда долларов.

Путин сделал это по двум причинам. Во-первых, относительно либеральные взгляды Дмитрия Медведева во время пребывания на посту президента в ходе рокировки привели к массовым акциям протеста в 2011-2012 годах. Большую популярность набрал Алексей Навальный, и в 2013 году в борьбе за пост мэра Москвы он выступил лучше, чем ожидалось, против путинского фаворита Сергея Собянина. Я лично знаю нескольких мультимиллионеров, тайно спонсировавших Навального. Они давали скромные суммы друзьям, а те вносили средства на его кампанию. Путин хотел дать понять, что такое поведение неприемлемо, и этой цели служило дело Евтушенкова.

Во-вторых, дело Евтушенкова было призвано показать, что права собственности в России, включая членов Семьи Ельцина, ничего не стоят и никем не защищаются. Многие отлично поняли этот намек. Владелец «Альфа-банка» Михаил Фридман (состояние 14,6 млрд долларов, второе место списка Forbes) и практически все высшее руководство банка переехали из России в Лондон. В Москве остался только председатель совета директоров «Альфа-банка» Петр Авен. Как тихо говорят его друзья, «Авен остался в заложниках».

(В прошлый раз Михаила Фридмана видели в Москве в прошлом году на похоронах Бориса Немцова. Они были друзьями, и убийство Немцова стало ударом для Фридмана. Его присутствие на похоронах бывшего вице-премьера и депутата областного собрания, где не было ни Путина, ни Медведева, оценили друзья и родственники Немцова, а также либеральная оппозиция. С тех пор Фридман остается в Великобритании. Он посещает украинский Львов, свой родной город, где он спонсирует фестиваль джаза).

Существует два главных отличия между внутренним кругом Путина и олигархами эпохи Ельцина. Приближенные Путина — единственные, гарантом чьего состояния выступает лично президент. Они действительно владеют собственностью, а не временно пользуются ею. Вдобавок, люди Путина обогащаются уникальным способом — они доят федеральный бюджет. Только они выигрывают чрезмерно раздутые федеральные подряды на все — от инфраструктуры до экспорта энергии. Первое поколение олигархов тоже грабило страну с помощью мутных сделок во время приватизации, но больше у них нет этой привилегии.

Когда российские аналитики с надеждой говорят о конфликте внутри элиты из-за ресурсов государства на фоне экономического спада, они часто приводят в пример Украину. Некоторые украинские олигархи поддержали молодых идеалистов на Майдане в 2014 году и предали коррумпированного президента Виктора Януковича. Если такое произошло у соседей, говорят аналитики, то это вполне возможно и в России.

Но это, к сожалению, ошибочный анализ по нескольким причинам.

Получив независимость от СССР, Украина была де факто превращена в федерацию группой жадных олигархов. Эти олигархи не просто выжимали соки из своих владений, они также фактически контролировали и управляли ими с политической точки зрения. Кто бы ни был президентом страны, ему приходилось обслуживать интересы этих олигархов как на внутренней сцене, так и в международных делах. Борьба между олигархами и центральным правительством на Украине была нормой. Так что когда президент Янукович не смог услужить олигархам, многие из них с радостью воспользовались Майданом, чтобы избавиться от него.

В России Путин постарался сделать так, чтобы такое не могло повториться. В 2004 году он отменил прямые выборы губернаторов. Хотя в 2012 году президент вернул непрямые выборы губернаторов, за 15 лет правления он постарался заменить их всех. Региональные элиты России, конечно, существуют. Губернатор региона старается окружить себя людьми, которые в итоге контролируют все ресурсы в пределах их досягаемости. Но если Путин снимет губернатора (а это нередко происходит неожиданно), то региональная элита уходит вместе с ним. Региональные элиты в России ничем не владеют. Им разрешено только обогащаться, пока Москва не решит, что хватит с них.

Упомянутый случай Евтушенкова также проливает свет на то, как Москва управляет регионами. Нефтяная компания «Башнефть», оказавшаяся в центре дела Евтушенкова, была создана при Ельцине, когда правительство передало региональным властям Башкортостана управление нефтяной индустрией. Муртаза Рахимов, приятель Ельцина, управлявший Башкортостаном как личной вотчиной, приватизировал «Башнефть» в 2003 году и передал контрольный пакет акций холдингу своего сына Урала. В 2009 году компания Евтушенкова купила контрольный пакет.

Когда в 2014 году Евтушенкова арестовали и заставили отдать акции, Урал Рахимов сбежал из России. Его осудили заочно и признали виновным в краже акций «Башнефти» и отмывании денег. Муртаза Рахимов, отец Урала, управлял богатым нефтью Башкортостаном с 1993 года до 2010-го, пока его не снял Путин. Владение региональной нефтью сделало семью Рахимова влиятельной. Рахимов вошел в силу задолго до прихода Путина и не был ему обязан. Так продолжаться не могло, и Путин об этом позаботился.

Один российский губернатор, кажется, нарушает общее правило: президент Чечни Рамзан Кадыров. Кадыров кажется неприкосновенным. У него своя армия из 25 тысяч хорошо подготовленных бойцов (существует видео, на котором видно, как людей Кадырова в униформе без опознавательных знаков тренирует командир спецназа «Альфа»). В декабре прошлого года Путин передал контроль над местной нефтяной компанией от «Роснефти» региональному правительству. Несколько человек, арестованных по делу об убийстве Немцова, оказались бойцами Кадырова, а еще несколько его приближенных, обвиненных в планировании и заказе убийства, держатся вне досягаемости следователей. Несколько раз за минувшие недели Кадыров угрожал расправой российским оппозиционерам без официального одобрения или осуждения со стороны Кремля.

Но несмотря на все это, в реальности даже Кадырова сдерживают. Хорошо известный «секрет» в том, что силовики Путина выступают против власти Кадырова. Хотя Кадыров пользуется большой свободой в контроле Чечни, он не в состоянии покинуть ее или расширить свое влияние за пределы Чечни. Он может убить оппозиционера в Москве, а его люди могут унизить чиновника в Красноярске, но этим его власть и ограничивается.

Далее, Кадыров не популярен среди чеченцев. Богатая чеченская диаспора существует по всему миру, и в декабре и январе антикадыровские митинги прошли в Вене, Берлине, Стокгольме, Осло, Стамбуле и даже в Киеве. 1,4 миллиона чеченцев в Чечне еще меньше довольны Кадыровым из-за его жестокого стиля правления. Чеченский лидер требует от всех работающих делать взносы в неправительственный Фонд Ахмада Кадырова, названный в честь его отца. Фонд, похоже, служит Кадырову личным счетом. Госслужащим приходится отчислять 10%, работникам частного сектора — до трети, а бизнесменам — до половины своих доходов, по слухам.

Наконец, Кадыров заслужил враждебное отношение сотен чеченцев, воюющих на Ближнем Востоке под знаменем террористической организации «Исламское государство». Некоторые газеты опубликовали неподтвержденные данные о том, что известный командир ИГ в Сирии Омар аль-Шишани (Омар Чеченец) назначил награду за голову Кадырова в размере пяти миллионов долларов после того, как Кадыров пригрозил убить бандитов, «кому пришло в голову высказать угрозу России и произнести имя президента нашей страны Владимира Путина» на своей странице в Instagram. Часто декларируемая любовь и преданность Путину не только принесла Кадырову ненависть исламских экстремистов. Мало кто из чеченцев, помимо круга приближенных Кадырова, пользующихся федеральными средствами, присылаемыми Кремлем в Грозный, готовы простить русским две кровавых войны на своей земле. Многие возмущены словами Кадырова о Путине, которого они считают ответственным за вторую, очень жестокую войну.

Многие аналитики и многие россияне считают, что Кадыров и его армия должны служить телохранителями Путина в случае беспорядков и политических волнений. Взамен Путин удерживает силовиков на расстоянии от Кадырова и перечисляет миллиарды рублей в виде субсидий из федерального бюджета. Но если Путин по какой-то причине уйдет, скорее всего, на следующий день Кадыров будет мертв. Его наемная армия не успеет добраться до Москвы. Бойцы будут спешить позаботиться о себе в первую очередь.

Одна русская поговорка гласит: «Почему нельзя всем поделиться со всеми? Потому что всех очень много, а всего очень мало». Когда цены на нефть превышали 100 долларов за баррель, как было на протяжении большей части правления Путина, эта поговорка была неверна для российской элиты. Всем хватало, что украсть. Но по мере падения цен на нефть со ста долларов в августе 2014 года до 35 долларов в январе 2015-го зависящая от экспорта энергоносителей российская экономика начала сжиматься. Пирог уменьшается, и для элиты — все меньше возможностей получить свою нечестную долю.


Пример: по мере написания этой статьи стало известно, что Путин предложил наладить регулярный диалог между бизнесменами и правоохранительными органами при посредничестве Кремля. Два дня спустя был арестован владелец второго по размеру аэропорта России (Домодедово) Дмитрий Каменщик. Ему предъявили обвинения по делу о теракте в аэропорту в 2011 году. Ему инкриминируют отсутствие надлежащих мер безопасности. В первые недели и месяцы после теракта силовики попытались отобрать у Каменщика аэропорт. Но президентом был Медведев, и Каменщик, вложивший около миллиарда в Домодедово, сумел договориться с правительством. Российские обозреватели уверены, что это "еще один Евтушенков". Близкие друзья Путина забирают имущество того, кто не принадлежит их кругу.

Путин преуспел в сосредоточении власти в руках тесного сплоченного круга людей, близких ему лично и верных ему. На самом деле он настолько преуспел, что даже уменьшение пирога не делает масштабный бунт более вероятным. Региональные элиты зависят от милости Путина, а бюрократы и госслужащие никогда не имели политической власти. Они получают доходы выше средних от Кремля, поддерживая функционирование коррумпированного клептократического режима.

Но дворцовый переворот более возможен и вероятен. Путинский внутренний круг состоит из двух разных групп с различными интересами и инстинктами. Неважно, сколько Тимченко и Ротенберг будут говорить о своей поддержке Путина, на первом месте для них останутся деньги. Силовики, напротив, хотя и наслаждаются богатством от своего темного прибыльного бизнеса, отличаются совершенно другим, искаженным, милитаристским восприятием мира как игры с нулевой суммой.

Например, глава администрации президента Сергей Иванов, служивший в КГБ по меньшей мере с 1970-х годов, десятки лет считал Запад своим личным врагом и продолжает воспринимать иностранные дела через призму окостеневших терминов времен холодной войны. Работая полевым агентом, Иванов в 1980-х годах был выслан из Великобритании за шпионаж, похоже, когда его прикрытие раскрыл британский двойной агент Олег Гордиевский (Иванов отрицает, что выслали из Великобритании именно его, по его версии, был выслан другой агент с такими же именем и фамилией, но родившийся годом ранее, однако как минимум два близких к Кремлю источника подтверждают, что это был все-таки он). В публичных интервью Иванов редко демонстрирует более подозрительное отношение к Западу, чем сам Путин. Но однажды он утратил осторожность и на конференции региональных губернаторов сказал: «Вечный наш противник — это Англия, которая гадила нам всегда и будет делать это дальше».

Глава Совета безопасности Николая Патрушев одержим другой мономанией. Словно некая странная версия персонажа фильма «Доктор Стренджлав» генерала Джека Риппера, Патрушев убежден, что США хотят украсть природные ресурсы России. Это мнение в Кремле пользуется определенной популярностью. Президент Путин несколько раз намекал на это в интервью, вице-премьер Дмитрий Рогозин написал об этом в статье в 2012 году. Но никто не твердит об этом чаще, чем Патрушев. Он объясняет этой теорией все — от настоящих целей НАТО до причины волнений на Майдане и западных санкций в ответ на аннексию Крыма Россией.


В интервью крупной газете Патрушев заявил, будто бывшая госсекретарь США Мадлен Олбрайт жаловалась на якобы несправедливо доставшиеся России Сибирь и Дальний Восток и предлагала отобрать эти области. Правда, оказалось, что слова Олбрайт «добыл» бывший генерал КГБ, работавший с бюро паранормальных исследований этой структуры. В 2006 году старый генерал утверждал, что его подчиненные смогли на расстоянии прочесть мысли Олбрайт в 1999 году, пристально изучая ее фотографии. По их мнению, Олбрайт патологически ненавидит все славянские народы и вынашивает планы относительно российских полезных ископаемых. Это блестящее военное исследование очень повлияло на Патрушева.

В последнее время в Москве рассказывают, что вскоре после того, как в 2014 году Запад ввел против отдельных лиц и компаний санкции, к Путину обратились Ротенберги и пожаловались на серьезный экономический ущерб. Путин в ответ пообещал компенсировать им потери.

Если этот разговор имел место, то он мог иметь под собой основания в те дни, пока нефть стоила 110 долларов за баррель. Сейчас нефть стоит порядка 30 долларов за баррель, и разнообразные военные расходы России дополнительно обременяют экономику. «Всего» остается все меньше и меньше, а число желающих не меняется.

Силовики любят свое богатство, но их параноидальное милитаристическое мышление не позволяет им принять меры, способные хотя бы стабилизировать экономику. Они считают свои войны необходимыми для долгосрочного успеха России во враждебном мировом окружении, где заправляют США, мечтающие о разрушении России.

На данный момент Путин выступает безоговорочным сторонником милитаризма. Но если его мнение поколеблется, возможно, из-за обещаний, данных друзьям-бизнесменам, то силовики сместят его без лишних сомнений. Сохраняя в своих руках широкий контроль над вооруженными силами, они располагают необходимыми средствами для этого. И если силовики будут недовольны Путиным, то начинающиеся народные волнения из-за внутренних проблем станут идеальным предлогом для переворота.

Какой иронией судьбы станет захват власти в Москве военной хунтой из тех же людей, кто несправедливо утверждал, что Майдан в Киеве привел к власти «фашистскую хунту».