Даже если Турция и Израиль в ближайшее время действительно сообщат о преодолении кризиса, возникшего почти шесть лет назад из-за перехвата парома «Мави Мармара», отношения между двумя странами не вернутся на прежний уровень. Совершенно точно не будет возвращения к золотым временам тесного сотрудничества в сфере безопасности и разведки, как было десять лет назад. Турция была важным рынком сбыта продукции израильской военной промышленности, и это включало поставки беспилотных летательных аппаратов, разведывательных систем, модернизацию танков и самолетов и многое другое.

Израильская разведка «Мосад» годами тесно сотрудничала с турецкой разведкой MIT. Проводились встречи, стороны обменивались анализом ситуации и так далее. Сотрудничество началось в 1958 году, когда сложился тройственный союз разведок шахского Ирана в лице САВАК, израильских и турецких спецслужб. В Израиле этот союз называли «Клиль» (כליל, ивр. трезубец, — прим. пер.). Этим близким отношениям пришел конец, когда в Турции в 2002 году премьер-министром стал Реджем Тайип Эрдоган, ныне занимающий пост президента. Разрыв происходил поэтапно и усилился после инцидента с «Мави Мармара». То происшествие в 2010 году было симптомом чего-то большего. Вместе с тем, следует отметить, что, несмотря на прекращение сотрудничества разведок и политический кризис, экономические отношения и туризм при Эрдогане процветали.

По сообщениям турецких СМИ, министр иностранных дел Турции выступил с инициативой улучшить отношения путем сглаживания противоречий. Внешняя политика Эрдогана и его политика в сфере безопасности завершились громким провалом. Он считал себя лидером, возвращающим времена Османской империи, полагал, что может стать современным султаном XXI века. Он надеялся превратить Турцию в державу регионального уровня и сделать сильнейшей страной Ближнего Востока, но не преуспел.

Главные проблемы — ХАМАС и сектор Газа

Вместо этого Турция оказалась втянута в конфликт с Ираном и Россией в Сирии. Эрдоган желает смещения президента Башара Асада. Эрдоган поддержал «Братьев-мусульман» в Египте и теперь конфликтует с президентом Египта генералом ас-Сиси. Из-за бескомпромиссной борьбы против курдов в Турции, в Ираке и Сирии Анкара начала терять влияние в НАТО и в США. Турция оказалось в изоляции, в большей степени, чем когда бы то ни было раньше, и она нуждается в Израиле, рассчитывая, что Израиль поможет ей восстановить позиции в Вашингтоне. Турция также нуждается в израильском газе, чтобы диверсифицировать источники поставок энергоносителей и снизить зависимость от России.

На самом деле большая часть разногласий между двумя странами, связанных с инцидентом «Мави Мармара», уже урегулированы. Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху принес извинения из-за происшествия, в результате которого погибли девять граждан Турции. Израиль выразил готовность заплатить компенсации родственникам погибших в размере 25 миллионов долларов. Турция, в свою очередь, выслала лидера боевого крыла террористической организации ХАМАС Салаха Арури и установила жесткий контроль за деятельностью активистов группировки на своей территории по просьбе Израиля. Анкара также согласилась принять специальные законы, делающие невозможным судебное преследование израильских офицеров.

Главными проблемами остаются ХАМАС и сектор Газа. Турция настаивает на своем присутствии в Газе. Министр обороны Израиля Моше Яалон категорически против этого, но его главный аргумент на дворовом языке звучит «ты первый начал». То есть Эрдоган решил разорвать отношения, поэтому ему и придется идти на уступки. Ас-Сиси тоже не готов разрешить поощрить Эрдогана за его поведение, будто ничего не случилось.

Если в итоге и будет найдена формула решения кризиса, она будет предусматривать пакетную сделку с участием трех сторон — Израиля, Турции и Египта. Стратегический союз с Египтом для Израиля важнее, чем восстановление отношений с Турцией.