Состоявшиеся на прошлой неделе выборы стали очередным этапом борьбы, уже долгие годы длящейся в Иране вокруг состава и характера двух важных институтов: парламента и Ассамблеи экспертов. На первый взгляд Ассамблея экспертов — более важная структура. В ней заседают 88 высших представителей духовенства с полномочиями выбирать верховного лидера и смещать его, если он собьется с пути. В парламенте – Меджлисе — заседают 290 депутатов. Они имеют полномочия утверждать государственный бюджет, одобрять международные соглашения, утверждать назначения министров и увольнять их, направлять правительству запросы и заниматься жалобами граждан.

Но эти важные полномочия существенно ограничены, и реальная сила парламенту и Ассамблее не принадлежит. Специальная комиссия продвигает как минимум половину кандидатов и следит, чтобы не были избраны нежелательные режиму элементы. Хотя Ассамблея экспертов имеет право сместить верховного лидера, но этого никогда не произойдет. Выборы лидера проходили всего один раз, когда нынешний глава иранской республики Али Хаменеи был избран вместо умершего лидера Исламской революции Рухоллы Хомейни. И этот выбор был результатом не споров и борьбы в Ассамблее, а решения, принятого за ее пределами.

Более того, Хаменеи ослабил религиозный истеблишмент и Ассамблею, сосредоточив большую власть в своих руках. Ассамблея автоматически одобряла все его решения. Вместе с тем, у Ассамблеи нового состава, вероятно, будет больше значимости, так как ей, вероятно, придется выбирать нового верховного лидера, когда Хаменеи сойдет со сцены из-за возраста и плохого здоровья. Вместе с тем, можно предположить, что и на сей раз другие структуры, например, Корпус стражей исламской революции (КСИР), сыграет важную роль в определении личности будущего лидера.

Полномочия парламента тоже существенно ограничены. Дело в том, что очень часто парламентская деятельность требует согласия верховного лидера, а принятие законов связано с одобрением "Совета стражей исламской конституции", располагающим правом вето. Несмотря на эти ограничения, президент Хасан Рухани, считающийся представителем умеренного лагеря и опирающийся на поддержку реформистов, стремится расширить свою базу в парламенте для продвижения инициатив в социально-экономической сфере. Рухани часто встречает одобрение парламента, в том числе, благодаря хорошим отношениям со спикером. С другой стороны, КСИР и радикальный лагерь в целом стремятся ослабить Рухани и подрывают его инициативы, выключая диалог с США и ядерную сделку, так как он пытается ограничить их влияние в экономике и в политической жизни страны.

Несмотря на ограниченность полномочий, парламент служит ареной борьбы между реформистами и консервативно-радикальным лагерем. В начале прошлого десятилетия, когда президентом был умеренный Хатами, ныне один из лидеров реформистов, его сторонники достигли максимального успеха и имели большинство в парламенте, но давление со стороны консерваторов и религиозного истеблишмента сломило их. В 2004 году они потерпели поражение на выборах, и с тех пор консерваторы контролировали парламент и Ассамблею экспертов. В 2009 году реформисты потерпели тяжелое поражение, когда вышли на акции протеста против лидеров режима, но тот применил в ответ силу и арестовал руководство реформистского лагеря. С тех пор они переживали упадок.

Результаты выборов показали большой успех реформистов, как в парламенте, так и в Ассамблее экспертов, хотя пока неясно, получат ли они там большинство. Без сомнения, успеху способствовали надежды, появившиеся с победой Рухани на выборах президента в 2013 году и отмене санкций в рамках ядерной сделки и последовавших ожиданий улучшения экономического положения. Выборы показали, что большинство граждан поддерживают политику Рухани, в том числе, ядерное соглашение.

Но внутренняя борьба далека от завершения. Консервативный лагерь обладает большим влиянием, его представители занимают ключевые посты и опираются на поддержку Хаменеи. Они будут решительно бороться за сохранение экономического и политического веса. Картина усложняется ожидаемым уходом со сцены Хаменаи, и борьба за пост его преемника может оказаться очень острой.