Недавнее предположение премьер-министра России Дмитрия Медведева о том, что Россия и Запад втянуты в холодную войну, немедленно вызвало опровержения со стороны западных политиков и комментаторов.

На самом деле Медведев был прав: холодная война между Россией и Западом действительно существует. Однако западные отговорки были тут ни к чему, потому что холодная война является наилучшим вариантом отношений с Россией.

Очевидно, что холодная война — это не «Холодная война» с большой буквы. Последняя велась между двумя сверхдержавами — Соединенными Штатами и Советским Союзом. Вторая «Холодная война» невозможна, поскольку Россия всего лишь слаборазвитая страна, у которой есть бомба, и не чета Соединенным Штатам. Нынешняя холодная война, напротив, развязана и ведется с тех пор, как президент России Владимир Путин своим вторжением в Крым и Донбасс в 2014 году разрушил послевоенную архитектуру безопасности в Европе.

Является ли холодная война идеальным состоянием отношений Запада с Россией? Разумеется, нет. Им могла бы быть какая-то разновидность мира, будь он горячим или холодным. Но мирный вариант не рассматривается с тех пор, как Путин развязал войну на Украине. Таким образом, единственной реальной альтернативой холодной войне выступает «горячая война» либо обширные вооруженные столкновения между Россией и Западом. Последние еще могут случиться, если Путин решит проверить решимость НАТО в Эстонии, спровоцировать Турцию или запустить полномасштабное вторжение на Украину. Однако по сравнению с реальными боевыми действиями политическая, экономическая, дипломатическая и идеологическая враждебность, характеризующая нынешнюю холодную войну, безусловно, предпочтительнее.

И не только для Запада. В настоящее время Украина также вкушает все прелести холодной войны в отношениях с Россией. Остановив продвижение русских в Донбассе, Украина фактически заморозила конфликт и добилась условий, которые ни окончательным миром, ни полномасштабной войной не назовешь. Российские силы в Донбассе продолжают перестрелку, а украинцы продолжают умирать, правда российско-украинские отношения перешли от военного антагонизма к политической, экономической, дипломатической и идеологической вражде.

К сожалению, как Запад, так и Украина мало чем могут помочь в переводе своих отношений с Россией из состояния холодной войны в какой-то вариант мира. Путин нарушил мир, и только он может его восстановить. И есть мало оснований полагать, что он в этом заинтересован. Поскольку для установления «горячего мира» Путин должен будет вывести свои войска из Донбасса, вернуть Крым Украине и принять Киев, ничто из перечисленного не представляется вероятным. Для обеспечения «холодного мира» Путин должен будет признать законность украинского правительства и прекратить дестабилизировать страну. Это тоже едва ли возможно.

Все, что в состоянии сделать Запад и Украина, это уменьшить вероятность разжигания Путиным военного конфликта в Прибалтике или на Украине. И именно этим они сейчас занимаются. Соединенные Штаты и Европейский Союз ввели в отношении России санкции. НАТО наращивает свое присутствие в Восточной Европе и Скандинавии. Западные соседи России увеличивают военные бюджеты и договариваются о сотрудничестве в случае потенциальной российской агрессии. А Украина, несмотря на минимальные ресурсы, за полтора года создала одну из самых внушительных армий Европы.

Остановят ли эти меры Путина? Никто не знает. С одной стороны, его действия не кажутся иррациональными, когда весной 2014 года он воздержался от втягивания России в кровавую оккупацию Украины. С другой стороны, он поступил глупо, захватив Крым, тем самым опустошив его экономику, и разрушив Донбасс, нанеся ущерб интересам России и русских на Украине, хотя обещал их отстаивать. Сирийские приключения Путина также не предъявляют никаких четких свидетельств его здравомыслия или отсутствия такового. Правда в том, что он вступил в войну, чтобы защитить союзника России. Но это вмешательство обойдется России — и Путину — очень дорого. В период внутреннего экономического спада Путин организует дорогостоящую и долгосрочную военную операцию, подвергая собственных военных неизбежным атакам террористов, а также жертвует отношениями Москвы с двумя стратегически важными ближневосточными странами, Саудовской Аравией и Турцией, затягивая агонию режима Асада.

Путин остается для всех головоломкой. Хуже того, ему нельзя доверять. Радостно повергнув в прах послевоенную структуру безопасности, в течение многих десятилетий поддерживавшую стабильность в Европе, пригрозив ядерным оружием тем, кто посягнет на его царство, Путин проявил себя как явный ревизионист и разжигатель войны. Обуздание его милитаристских наклонностей — лучшее, чего может достичь Запад.

Так что двойное ура холодной войне! Она далека от идеала, но все же намного лучше единственной реальной альтернативы.

Александр Мотыль — преподаватель политологии в Ратгерском университете (Ньюарк), специалист по Украине, России и бывшему СССР.