Беженцы с Ближнего Востока и из Северной Африки «маскируют перемещение» террористов и преступников, заявил во вторник конгрессу командующий силами НАТО в Европе. Между тем, правозащитные организации утверждают, что у беженцев нет никаких тайных мотивов кроме стремления спастись от войны.

В своем выступлении перед сенатским комитетом по вооруженным силам американский генерал Филип Бридлав (Philip Breedlove) подчеркнул, что террористическая организация «Исламское государство» «распространяется среди беженцев, как рак». Члены организации «пользуются наиболее удобными путями, угрожая европейским странам и нашей стране», добавил он.

Бридлав также отметил, что бомбардировки, которые Россия ведет в Сирии, поддерживая авторитарного лидера Башара Асада, «чудовищно усугубляют проблему».

Авиаудары, формально направленные против ИГИЛ, но зачастую наносящиеся по различным повстанческим группировкам, которые борются с Асадом, предположительно, унесли жизни более 1000 мирных жителей, в том числе детей. По словам Бридлава, задача этих беспорядочных ударов — запугать сирийцев и заставить их двинуться в соседние страны и в Европу.  Как утверждает Бридлав, Кремль и Асад пытаются использовать миграцию как оружие, ослабить с ее помощью единство Европы и нанести удар по европейской инфраструктуре. Генерал заявил, что европейские националисты, выступающие против иммиграции, также ослабляют Европу и способны сами порождать угрозу насилия.

Бридлав, принявший командование европейскими силами НАТО в 2013 году, с самого начала выступал за военное укрепление Европы, называл Россию «долгосрочной угрозой существованию США» и требовал, чтобы Европа и Америка активнее противодействовали Асаду и ИГИЛ в Сирии.

На просьбы журналистов подкрепить свои утверждения статистикой Бридлав ответил: «Я не могу дать вам точной оценки притока».

Бридлав провел различие между «преступностью, террористами и боевиками-иностранцами» и добавил, что он видел в прессе сообщения, согласно которым в Европу вернулись до 1500 боевиков, воевавших в Сирии.

«Я не хочу говорить о разведданных», сказал он на пресс-конференции, но пояснил при этом, что «многие страны» ожидают терактов.

Конгресс и различные экспертные структуры сильно расходятся в оценке количества иностранных боевиков в Сирии. 1500 человек — это одна из наивысших оценок количества боевиков, вернувшихся в западные страны.

Хотя заявления Бридлава отражают страхи, распространившиеся в обществе после ноябрьских терактов в Париже, правозащитники подчеркивают, что почти все участники этих терактов имели французское или бельгийское гражданство. По мнению активистов, лишь крайне незначительное меньшинство беженцев симпатизирует террористам.

«Мы говорим об иголках в стоге сена, — считает директор программы по правам беженцев Human Rights Watch Билл Фрелик (Bill Frelick). — Я не утверждаю, что опасных иголок в этом стоге нет, но в основном речь идет о людях, которые ищут защиты и не имеют дурных намерений. Я бы сказал, что они, напротив, благодарны всем, кто готов им помогать».  По мнению Фрелика, Бридлав смотрит на ситуацию с беженцами «сквозь военную призму».

«Разумеется, соображения безопасности нельзя сбрасывать со счетов, — заметил он, — однако если отталкивать людей обратно в огонь, это может вызвать цепную реакцию — например, закрытие границ в Венгрии, Греции и Турции, — что будет не менее опасно для стабильности, чем угрозы, о которых говорит генерал Бридлав».

Организация Amnesty International также призвала правительства не усугублять кризис и не блокировать приток беженцев. «Случившееся в Париже ужасно, но если поддаваться страху, это никого не защитит», — заявил после терактов директор организации Джон Дальхейзен (John Dalhuisen).

Отказ давать людям убежище «стал бы трусливым уклонением от ответственности и трагической победой террористов над человечеством», добавил он.

Специалисты по борьбе с терроризмом утверждают, что войны на Ближнем Востоке и в Северной Африке увеличили приток оружия в Европу, однако, несмотря на это, большинство террористов и их пособников составляют доморощенные радикалы. «Многие из сочувствующих радикалам выросли или родились здесь и имеют западные паспорта», — заявил в прошлом году Los Angeles Times профессор кафедры военных исследований лондонского Кингс-колледжа Рейнауд Лендерс (Reinoud Leenders).

С тех пор, как в 2011 году в Сирии началась гражданская война, от нее бежали 4,5 миллиона человек. Еще сотни тысяч человек бежали от войн в Ливии, Ираке и Афганистане. Большинство беженцев приняли Турция, Ливан и Иордания, разместившие их в огромных лагерях — во многих случаях в плохих условиях. По оценкам ООН более 300000 человек попытались переправиться через Средиземное море. Тысячи из них погибли в процессе этих попыток. В прошлом месяце НАТО присоединилась к региональному патрулированию, направленному против контрабанды людей и оружия морским путем.
С 2011 года Соединенные Штаты по итогам тщательных проверок приняли только 2647 сирийских беженцев. Как сообщают Госдепартамент и Институт миграционной политики, из 784 395 беженцев, принятых США с 11 сентября 2001 года, только пять человек были арестованы по обвинениям в терроризме.

Британия приняла около 200 человек — в отличие от Германии и Швеции, принявших десятки тысяч. Белый дом заявил, что он надеется принять до конца 2016 года 10000 беженцев, а британское правительство отметило, что Британия могла бы принять 20000 в течение пяти лет. Европейские лидеры сейчас спорят о том, продолжать ли им принимать беженцев на фоне громких инцидентов с сексуальными посягательствами в Германии, сносом лагерей мигрантов во Франции и обнаружением военных преступников среди иммигрантов в Нидерландах.

Американские консерваторы выступают против программ по расселению беженцев. Ряд губернаторов заморозил финансирование таких проектов, однако во вторник федеральный суд отменил одно из губернаторских решений, признав, что оно «очевидным образом дискриминирует» беженцев. Вопреки тому, что утверждают некоторые из республиканских кандидатов в президенты, большинство сирийских беженцев составляют не молодые мужчины, а дети в возрасте до 17 лет.