Дед Яниса Сартса был сослан русскими в сибирские лагеря. Тете его матери не повезло быть депортированной из Латвии дважды, в 1946 году и потом еще раз в 1949 после короткого возвращения. Сартс, директор стратегического коммуникационного центра НАТО в Риге по выявлению и противодействию вражеской пропаганде, вспоминает длинные очереди за колбасой и хлебом. «Колбаса бывала у нас раз в месяц», — говорит он.

Сидя за длинным столом в конференц-зале белоснежной штаб-квартиры НАТО, Сартс не думает, что Россия может напасть на Латвию так же, как напала на Грузию и Украину, но при этом не считает такое развитие событий совершенно невероятным.

На прошлой неделе Инновационный центр в Риге опубликовал результаты исследования о том, что он называл «подготовительной информационное войной в Латвии», но теперь с более широкими последствиями.

Проект изучал 200 тысяч комментариев, оставленных на трех ведущих новостных порталах Латвии с 29 июля по 5 августа 2014 года. 1,45% этих комментариев, как оказалось, были оставлены «гибридными троллями», явления, о котором стало известно недавно, когда оказалось, что Россия создала «фабрики», где множество блогеров работают днем и ночью, наполняя интернет комментариями в пользу российских интересов. Но в некоторых случаях на долю российских троллей приходилось до половины комментариев. Их можно было распознать по грамматическим ошибкам, повторению комментариев и IP-адресам.

Всего можно выделить пять видов троллей: вид «Во всем виноват американский заговор», «тролль в бикини» (на фото пользователя обычно красивая девушка, и тролль вежливо просит собеседника передумать), «агрессивный тролль», стремящийся вытеснить собеседника из интернета, «тролль Википедии», занимающийся редактированием блогов и статей в Википедии в пользу России, и «тролль-с-приложением», публикующий множество ссылок на статьи и видео российских информационных агентств.

Присутствующим на презентации выводов исследования, в том числе, дипломатам и военным, сказали, что, хотя число троллей невелико, они представляют собой связующий элемент чего-то большего.

Поддерживаемые Кремлем телеканалы заполняют эфир, русскоязычные газеты распространяют статьи и другое содержание, произведенное в Москве, а финансируемые Россией неправительственные организации готовы предоставить говорящие головы с мнением по любому вопросу на этой земле. Тем временем автоматические «цифровые боты» генерируют записи, чтобы повлиять на поисковые машины. «Если вы зададите поиск по слову "Украина", то первые десять результатов, вероятно, окажутся теми, которые поддерживает Кремль», — говорит Санда Светока, эксперт по коммуникациям НАТО.

Выступая в четверг, Сартс не слишком сдерживался: «Мы должны понять стратегию, методы, тактику и, конечно, с помощью этого понимания выработать способность сопротивляться, отвечать, побеждать и защищать наши общества, сердца и разум наших людей, наши ценности и образ жизни».

В интервью Observer он был настолько же откровенен. Его предупреждение о российской угрозе предназначено для слушателей за пределами Латвии. «Я бы сказал, что в Прибалтике мы наблюдаем это уже некоторое время», — сказал Сартс, до недавнего времени — самый высокопоставленный невоенный чиновник министерства обороны Латвии, откуда он перешел в НАТО. — «Новое — это то, что они стали работать теми же методами и в других странах».

И это означает, что амбиции Кремля не знают границ. «Первым делом они тщательно изучают уязвимые места. Есть нюансы и особенности каждой страны в отдельности, и есть нечто общее, подходящее для всех», — говорит Сартс.

К чему же готовятся русские? «Неизвестно к чему. Они создают контролируемую сеть. Ее можно использовать для подрыва политических процессов, как было в Германии, где они объединили свои действия с реальной проблемой беженцев. Ангела Меркель активно поддерживала применение санкций против России», — говорит он.

То есть, Россия наказывала Меркель? «Если бы это было просто наказание, то еще ничего. Они хотели проверить, можно ли с помощью существующих проблем осуществить политические перемены в Германии».

Сартс осторожничает и подчеркивает, что говорит только от своего имени, а не как представитель НАТО. «Они проверяли, могут ли в такой большой стране, где обычно мало уязвимых мест, создать обстоятельства, при которых смогут повлиять на смену высшего политического руководства, — говорит он. — Они используют русскоязычных экспертов и социальные медиа, чтобы обратить в свою пользу существующие трудности. Эксплуатируют крайне правую риторику…»

«В целом можно отследить, как Россия финансирует радикальные силы в Европе. Неважно, левые или правые — если это радикалы, то их можно использовать. Мы видели это в Германии. Лучшее средство дезинформации — это то, которое противник не видит. В этом случае оно наиболее эффективно. Думаю, я мог бы назвать несколько стран, которые еще не заметили этого, или предпочитают не замечать».

Сартс все-таки не стал называть эти страны, но очевидно, что упрямая Великобритания не должна считать себя в безопасности. Отметив, что знает о выступлениях лидера лейбористов Джереми Корбина по управляемому Кремлем телеканалу RT, он добавил: «Надо понимать, чего добивается RT, а он добивается влияния».

«Политик может радоваться тому, что получил возможность высказаться, но надо понимать, что тем самым он придает легальности этому источнику, и однажды это может сыграть против него, потому что они не занимаются объективной журналистикой».

Подполковник Саймон Уэст, британский военный, руководит отделом в центре НАТО. Сидя за столом, он с помощью лазерной указки показывает страны на западных рубежах России, оказавшиеся под огнем. Уэст говорит, что с их помощью Владимир Путин желает отгородиться от западных демократий.

Швецию и Финляндию пугают историями о бандах педофилов, преследующих усыновленных местными семьями российских детей, говорит он. Присутствие России в Прибалтике относится, скорее, к вопросам повседневной жизни («Иногда мне кажется, что я все это придумал на пустом месте, но когда я, выйдя из офиса, сажусь в машину, то по радио можно услышать российскую передачу новостей»). Украина же в общественном восприятии из главного союзника и любимого брата России превратилась в «коррумпированное нацистское государство».

В Грузии русские каждые несколько недель сдвигают отмечающую границу колючую проволоку примерно на 50 метров. Грузины устраивают переполох на телевидении, и Россия одерживает победу в пропагандистской войне. Людям напоминают, что Грузия — «грязное государство» с небезопасными границами, и если она вступит в НАТО, то может втянуть Альянс в войну.

А что насчет Великобритании? «Найджел Фарадж часто появляется на RT. Но не так часто, как Джордж Гэллоуэй — классический полезный идиот».

Уэст отмечает, что коммуникационный центр НАТО еще не занимался Великобританией вплотную, но, скорее всего, можно будет отследить потоки средств из России во время кампании перед референдумом по членству в Европейском союзе.

Глядя на карту на стене кабинета, Уэст говорит, что Россия всегда талантливо действует, не переходя границу, за которой Запад будет обязан ответить применением военной силы. Если же Россия все-таки переходит эту границу, то старается оставить Западу возможность выбора, как на Украине, где российские солдаты не носят опознавательные знаки. Но возможен ли такой же сценарий в Латвии? «Не знаю. Мой уборщик уверен, что они придут. Думаю, многие жители Латвии так считают. Сам я не знаю точно. От него всего ожидать можно, — говорит Уэст про Владимира Путина. — У меня такое чувство, что ожидается нечто значительное».