Сегодняшняя враждебность в американо-российских отношениях отчасти вызвана высокомерным отношением Вашингтона к обеспокоенности Москвы вопросами безопасности, которое сложилось после окончания холодной войны, заявил бывший министр обороны США.

Как подчеркнул Уильям Перри (William Perry), который возглавлял оборонное ведомство во время президентства Билла Клинтона с 1994 по 1997 годы, к ухудшению отношений между Востоком и Западом в последние пять лет привела военная интервенция Владимира Путина на Украине, в Сирии и в других странах.

Но при этом Перри добавил, что когда он руководил Пентагоном, военное сотрудничество между двумя странами быстро улучшилось всего лишь за несколько лет после распада СССР, и что эти достижения с самого начала были сведены на нет скорее в результате действий США, чем России.

«За последние несколько лет большую часть вины можно возложить на действия, предпринятые Путиным. Но я вынужден отметить, что поначалу значительная часть вины лежала на США», — заявил Перри, выступая в Лондоне в прямом эфире передачи The Guardian Live.

«Первое наше действие, которое отбросило нас в неверном направлении, было совершено, когда НАТО начала расширяться, принимая в свой состав страны Восточной Европы, некоторые из которых граничат с Россией. В то время мы тесно взаимодействовали с Россией, и она начинала привыкать к мысли о том, что Североатлантический альянс может быть не столько врагом, сколько другом,… но ее очень беспокоило, что НАТО оказалась прямо у ее границ, и русские настоятельно призвали нас не делать этого впредь».

В своей книге мемуаров «Мое путешествие по грани ядерной войны» (My Journey at the Nuclear Brink) Перри пишет, что он выступал за снижение темпов расширения НАТО с тем, чтобы не вызывать отчуждения России в постсоветские годы на первом этапе налаживания отношений и сотрудничества. Американский дипломат Ричард Холбрук (Richard Holbrooke) в то время выдвигал противоположные аргументы, и его полностью поддерживал вице-президент Альберт Гор (Albert Gore), утверждавший, что «мы сможем уладить проблемы с Россией, которые возникнут в связи с этим»

По словам Перри такое решение отражало пренебрежительное отношение, которое испытывали некоторые представители власти США к одолеваемой проблемами и обеспокоенной бывшей супердержаве.

«Нельзя сказать, что мы прислушивались к их доводам и говорили, что не согласны с этими доводами, — отметил он. — В принципе, те люди, с которыми я спорил, пытаясь поставить русский вопрос,… дали ответ, который был фактически таким: „А кого волнует, что они думают? Они — третьесортная держава“. И, конечно же, эта точка зрения стала известна русским. И тогда мы покатились вниз по наклонной».

Перри было подумал уступить в этом вопросе, «но я решил, что если я уступлю, то меня не так поймут и подумают, что я против принятия в НАТО новых членов, хотя я выступал всячески за расширение альянса — просто не прямо сейчас».

Вторую серьезную ошибку Вашингтона он видит в том, что администрация Буша решила разместить в Восточной Европе системы противоракетной обороны (ПРО), несмотря на решительные возражения Москвы. Перри отметил: «Мы пытались объяснить размещение [систем] необходимостью обеспечить защиту от иранских ядерных ракет — у Ирана их нет, но это уже другой вопрос. Но русские сказали: „Постойте, это же ослабляет нашу систему сдерживания“. И опять проблему не обсудили по существу, с учетом конкретных обстоятельств — опять все решили по принципу „кого волнует, что думает Россия“. И опять мы от нее отмахнулись».

С тех пор администрация Обамы изменила систему ПРО в Восточной Европе — заменив ракеты-перехватчики большой дальности на ракеты средней дальности, но это не помогло, и возражений у России меньше не стало.

По словам Перри он был против этих систем по техническим соображениям. «Я считаю, это пустая трата денег. Не думаю, что эти системы эффективны, — заявил он. — Собственно, когда я говорил с русскими, я пытался убедить их, чтобы они не беспокоились, что эти системы не работают, но русские не поверили».

Третьим фактором, который, как отметил Перри, способствовал ухудшению отношений между США и Россией, была поддержка Вашингтоном борцов за демократию во время «цветных революций» в бывших советских республиках — в том числе в Грузии и на Украине. Перри согласился с необходимостью поддерживать такие революции по соображениям этического характера, но при этом отметил крайне разрушительное влияние этих революций на отношения между Востоком и Западом.

«Придя к власти, Путин уверовал в то, что США осуществляют реализацию тщательно продуманного плана по свержению его режима», — сказал бывший министр обороны.


«И с этого момента Путин начал думать по-другому, решив: „я больше не собираюсь сотрудничать с Западом“. Не знаю, на основании чего Путин считает, что у нас на самом деле есть план спровоцировать в России революцию, но главное, что он в это поверил».

Перри назвал сегодняшнюю напряженность в отношениях между Россией и НАТО ситуацией, «которая может превратиться в крайне опасную». Он высказался за радикальное сокращение ядерных арсеналов — в частности, за отказ от межконтинентальных баллистических ракет (МБР) наземного базирования. Более тысячи таких ракет в США и России остаются в состоянии полной боевой готовности в соответствии с принципом «запуска по сигналу предупреждения». А это значит, что у президентов США и России будет менее получаса на то, чтобы принять решение о пуске ракет, если радары или спутники зафиксируют приближение атакующей ракеты, выпущенной с противоположной стороны.