Европа может развалиться на части под давлением миграционного кризиса. И сегодня перед нами встает как никогда четкий выбор: Европа или варварство.

Одна страна ЕС отзывает посла из другой. Еще одна становится (вопреки всем правилам солидарности между государствами-членами) настоящим сборищем мигрантов, а затем, когда края переполнятся, превратится в нечто вроде изолированного пригорода гигантского средневекового лепрозория.

Шенгенская зона разваливается на части.

Официальные саммиты следуют один за другим, но их решения выставляют на посмешище (как на прошлой неделе в Австрии) не имеющие законной силы региональные встречи.

Каждый сам за себя, что чревато анархией. Национальный эгоизм возвращается вместе с законом джунглей, причем настоящих джунглей, куда более страшных, чем те, что в Кале. Иначе говоря, так называемый миграционный кризис толкает Европу к развалу.

Дух Европы впадает в каталепсию, потому что оказался в воле властей, трусливых и недальновидных.

Не исключено, что мы сейчас наблюдаем то, чего не удалось добиться ни прошлогоднему греческому кризису, ни финансовой катастрофе 2008 года, ни даже маневрам Владимира Путина: гибель великой мечты Данте, Гуссерля и Робера Шумана.

Все это едва ли покажется удивительным тем, кто, как и я, уже давно испытывают тревогу при виде того, как брюссельское правительство становится неподвижной и грузной бюрократией, коронованными канцелярскими крысами, над которыми посмеялся еще Поль Моран, рисуя портрет императора Франца-Иосифа. Другой писатель, свидетель этого разжижения крови, называл их принцами «нормы», королями «мер и величин» и «статистики». Мысль о большой истории или хотя бы большой политики стала для них уже чем-то совершенно непредставимым. Мы имеем дело с новым королевством абсурда, которое подтачивается рутиной и гибнет без порыва, проекта и путеводной звезды… Сумеречной лабораторией, в которой наши лидеры-сомнамбулы повторяют в мрачном экстазе все ошибки предшественников…

Если катастрофа дойдет до своего логического завершения, речь будет идти о трагедии, равной по масштабам той ошибке, которую мы осуждаем уже не первое десятилетие: Европа — вовсе не какая-то природная данность или же часть исторического промысла. Нельзя поддаваться провиденциализму и ленивому прогрессизму: при Римской империи, Карле Великом, Карле V, Священной Римской империи, империи Габсбургов и даже Наполеоне все эти Европы уже были Европами, настоящими, прекрасными Европами, и люди, как и мы сейчас, считали их прочными как скалы, навсегда высеченными из мрамора истории. Только вот они рухнули.

Но худшего сценария все еще можно избежать.

Еще есть время для политического и нравственного подъема, с опорой на уроки прошлого и понимание того, что без противоестественного и почти безумного упорства ее руководства у Европы всегда были причины для распада. Только так можно предотвратить неизбежное.

Одно из двух.

Либо мы ничего не предпринимаем, позволяем подняться волне «спасайся, кто может», и национальная ярость навсегда похоронит европейскую мечту, сведет ее лишь к остаткам единого рынка, который относится к бизнес-среде, а не отражает мнение народов и их стремление к торжеству мира, демократии и права.

Либо 28 европейских наций воспрянут и решат последовать:

  • линии Ангелы Меркель по вопросу гостеприимства, которое мы обязаны проявить по отношению к стучащимся в двери нашего общего дома собратьям;

 

  • линии Франсуа Олланда по вопросу Сирии и двойного варварства, которое губит жителей страны и миллионами вынуждает их бежать, является настоящей причиной нынешней трагедии.


Оба лидера неизменно демонстрируют друг другу свою часть общей истины, слияние которых является единственным залогом подлинного формирования франко-немецкой оси. Только тогда зажатая в угол Европа сможет очнуться, получить шанс выжить и даже двинуться вперед. Потому что выбор сейчас как никогда прост: Европа или варварство. Европа или хаос, нищета народов, политический и социальный регресс. Шаг вперед к настоящей политической интеграции (она представляет собой единственный возможный ответ на ужасающие вызовы современности) или неизбежный упадок, выпадение из истории и, быть может, даже война…