Хотя большинству французов неизвестно имя Надежды Савченко, эта молодая украинская летчица, которую незаконно держат под стражей в России, становится настоящей занозой для режима Владимира Путина. Ее похитили на Украине, переправили в Россию с мешком на голове и предъявили обвинения в убийстве двух российских журналистов на сфабрикованном судебном процессе.

Хотя Минские соглашения предусматривают освобождение всех связанных с российско-украинским конфликтом заложников, Кремль предпочитает в упор этого не замечать и не желает освобождать заключенную до назначенного на 21 марта вынесения приговора. При этом время в деле Савченко совершенно не терпит: 3 марта она объявила сухую голодовку в знак процесса против несправедливого суда. В среду, несмотря на почти что неделю без еды, «украинская Жанна д’Арк» нашла в себе силы заявить о своей невиновности, а также решительно выразить презрение к российской судебной системе. 

При этом состояние здоровья Надежды Савченко оставляет желать много лучшего. Жар, потеря веса и обезвоживание могут убить ее: она объявила о продолжении голодовки задолго до оглашения приговора, которое состоится только через 11 дней. В Москве утверждают, что с Савченко все в порядке, но не дают провести осмотр украинским врачам.

Последние несколько дней по всему миру звучат все новые призывы к освобождению украинской летчицы. Российские посольства на Украине, в Аргентине, Пакистане, Канаде и крупнейших европейских столицах оказались в окружении демонстрантов, которые требуют освобождения Савченко. 9 марта в Париже несколько сот человек собрались у российского представительства, требуя свободы для узницы, которая стала отныне символом сопротивления путинскому режиму и произволу российских судов.

Помимо стимула для гражданских движений по всему миру дело Савченко предстает и масштабной проверкой для западной дипломатии, которая стремится проявить жесткость по отношению к России, в частности в украинском вопросе. Если международное сообщество уступит, тем самым оно лишь распишется в собственном бессилии перед российским режимом, который навязывает собственные правила игры с наплевательским отношением к договорам и обещаниям, необходимым для восстановления мира на Украине и сохранения прочных дипломатических связей с Западом.   

Тем временем из Парижа, Берлина и Вашингтона раздаются призывы к освобождению Савченко в соответствии с Минскими соглашениями, однако Москва игнорирует их, несмотря на угрозу санкций в отношение 29 российских официальных лиц (в том числе Владимира Путина), о которых говорили 57 евродепутатов.

Но в чем же причина такого упрямства Кремля, учитывая, что он, по всей видимости, не стремится обменять Савченко на находящихся сейчас на Украине российских заключенных? Ответ, скорее всего, предельно прост. Если Москва освободит ее после всей той критики российской судебной системы, она потеряет лицо перед собственными гражданами, которым приходится иметь дело с коррупцией и деспотизмом власти.

Освобождение Надежды Савченко стало бы признаком слабости, который Кремль не может себе позволить, если хочет сохранить контроль и предотвратить любые проявления народного подъема. Не стоит забывать и о том, что устроенный Москвой показательный процесс нацелен не только против Савченко, но и против всей Украины, которая посмела выступить против власти Кремля.

Путин отдает предпочтение силе в ущерб дипломатии и отправляет оказавшемуся в замешательстве Западу самый что ни на есть четкий посыл: Кремль играет по собственным правилам, и никто не заставит его пойти ни на какие уступки, даже если он взял на себя обязательства по Минским соглашениям. Таким провокационным жестом президент России испытывает на прочность международное сообщество, но это оскорбление может дорого ему обойтись, если Запад, наконец, очнется от летаргии.