Несмотря на (пусть и умеренный) оптимизм Жана-Марка Эро после встречи «нормандской четверки» в Париже 3 марта, напряженность на востоке Украины продолжает расти. От установленного более года тому назад перемирия осталось одно название: его нарушения со стороны поддерживаемых Россией мятежников носят уже ежедневный характер и ведут к гибели людей. Украинская армия регулярно сообщает об артиллерийских обстрелах и продвижении мятежников на линии фронта.

После установления перемирия, которое украинское правительство пока что считает единственным выходом из кризиса, у армии оказались связаны руки из-за официального запрета отвечать на вражеский обстрел. Таким образом, среди военных нарастает недовольство, особенно на фоне притока тонн боеприпасов и оружия из России на восток Украины.

В таких условиях западная дипломатия сама загнала себя в тупик. Отказ официально признать присутствие российской армии на украинской территории и финансирование Кремлем сепаратистов делает любые переговоры поверхностными и бесплодными. На самом деле залогом окончания войны является лишь вывод российских вооруженных сил с территории Донбасса и прекращение поддержки мятежников Москвой. Запад же предпочитает игнорировать этот факт, упорно говоря о проведении местных выборов на охваченной конфликтом территории. По сути же, когда Франция и Германия давят на Киев для организации выборов в регионах, которые выведены из равновесия присутствием российской армии и вмешательством Москвы, они вынуждают Украину отказаться от Донбасса.

Присвоение особого статуса так называемым «народным республикам», чего добиваются мятежники из Донецка и Луганска, говорило бы о полнейшем непонимании украинской истории и культуры. Подобная ошибка может дорого обойтись Западу, который, говоря о культурных, лингвистических и исторических различиях Донбасса и остальной Украины, берется за решение надуманной проблемы и может тем самым лишь затянуть конфликт. Разговоры о местных выборах в этих регионах означают не только стремление отдать их России, но и незнание того факта, что в момент распада СССР 83% местного населения поддержали Акт провозглашения независимости Украины.

Но что насчет истинных интересов жителей Донбасса, у которых никогда не возникало сепаратистских чувств и настроений до вмешательства Москвы, которой пришлась не по душе перспектива сближения Украины с Европой?

Что это, подлинное незнание сути конфликта или же нежелание бороться с русским медведем, с которым обычно так удобно вести дела? Обе теории заслуживают права на жизнь, потому что в экономике и геополитике Запад упорно настроен на диалог с Россией, которую считает важнейшим партнером на международной арене, хотя интересы Кремля диаметрально противоположны интересам международного сообщества. Сирийский кризис и борьба с исламским терроризмом являются тому прекрасными примерами.

Нежелание по-настоящему пойти против путинской России делает западную дипломатию совершенно бессильной в украинском вопросе, который вот уже два года только и делает, что топчется на месте. Война на Украине беспокоит Запад, потому что он, несмотря ни на что, не может полностью закрыть глаза на конфликт у самых границ Европы. Минские соглашения представляют собой лишь видимость ответа, не предлагают ни одного эффективного решения и лишь плодят все новые встречи «нормандской четверки», которые не дают реальных результатов.

Прекращение огня, вывод оружия, восстановление пограничного контроля — Москва так и не выполнила ни одно из этих положений. Это не говоря уже об обмене пленными, которые до сих пор гниют в российских тюрьмах, как летчица Надежда Савченко, которую похитили и отправили в Россию мятежники. Собрания в поддержку Надежды, которая сейчас находится на грани жизни и смерти из-за голодовки, проходят во всех европейских столицах.

Как бы то ни было, международное сообщество глухо к бедам украинского народа и толкает страну к тому, чтобы силой урегулировать конфликт, который лишь набирает обороты: у предоставленной собственной участи Украины не остается иного решения.