В последнее время развивается стратегический союз интересов Израиля и Египта. Обе страны не только одинаково смотрят на события в регионе и угрозы своей национальной безопасности. Они также превратили общность взглядов в реальное сотрудничество, призванное помочь справиться с этими угрозами.

Естественным образом многие грани этого сотрудничества скрыты от глаз. Ведь речь идет о борьбе против исламского экстремизма и его ответвлений в регионе, например, об отделении террористической организации «Исламское государство» на Синайском полуострове, которое совершило множество терактов не только против Египта, но и против Израиля. Следует подчеркнуть, что для Израиля и Египта борьба против ДАИШ связана с борьбой против ХАМАС в секторе Газа. Само существование власти ХАМАС в секторе Газы служит источником головной боли для обеих стран, и при отсутствии намерений свергнуть режим ХАМАС остается сотрудничать с целью борьбы с его агентами, будь то строители туннелей для осуществления терактов против Израиля или строители туннелей для контрабанды оружия в Египет. Это оружие обращают не только против Израиля, но и против египетских сил безопасности, воюющих против ДАИШ на Синае.

Теплый ветер, подувший в отношениях между Каиром и Иерусалимом, выразился в повышении уровня дипломатических представительств — в начале года в Израиль вернулся египетский посол. Помимо этого, египетские должностные лица в последнее время говорят о палестино-израильском конфликте ответственно, не прибегая к пропаганде.

Вместе с тем, политическое потепление и сотрудничество в области безопасности пока не нашло своего выражения в египетском общественном мнении, которое почти рефлекторно выражает враждебное отношение к Израилю. Правда, неясно, действительно ли ненависть к Израилю, демонстрируемая египетскими интеллектуалами, отражает настроения простых египтян, борющихся с ежедневными трудностями. На решении этих повседневных проблем сегодня делают акцент власти Египта.

Следует отметить, что даже самые отъявленные критики Израиля в Египте больше не призывают к войне и разрыву дипломатических отношений. Сохранение мирного договора считается важным египетским приоритетом, и на этот счет существует единство мнений между разными частями египетского общества. Вопрос лишь в том, следует ли развивать отношения с Израилем и строить культурные и экономические связи. В этом вопросе большинство египтян предпочитают следовать настроениям арабского мира, который относится к Израилю по-прежнему враждебно. В конце концов, арабо-израильский конфликт служит для арабов общим знаменателем. Во всех прочих вопросах практически нереально найти двух арабов, согласных друг с другом.

Это объясняет странный спектакль в египетском парламенте, где большинство депутатов проголосовало за исключение своего коллеги Тауфика Окаши, встретившегося с послом Израиля. Ведь речь идет о компании, которая никого толком не представляет, и вряд ли ей интересен конфликт с Израилем. Тем не менее, любопытно, что нашелся депутат, сделавший то, что в тайне хотели бы сделать и другие политики, если бы не опасались реакции коллег.

Руководители обеих стран разделяют позиции относительно стоящих перед ними проблем. В конце концов, взаимопонимание политического и военного руководства не менее важно, чем настроения интеллектуальной и культурной элиты арабских стран, подверженные переменам. На этой основе растут и воспитываются будущие поколения политиков и военных в обеих странах. Кстати, если заменить Египет на Иорданию, то эта статья точно так же подойдет для описания иордано-израильских отношений.