Украина идет в Европу, которой больше не существует. Такую оценку последних событий мы сегодня все чаще слышим от украинских и зарубежных экспертов. Еврореализм становится господствующей тенденцией. Он не оспаривает избранное направление движения — евроинтеграцию Украины — но разъясняет текущую ситуацию, рисуя реалистичную картину Европы и Украины. Очень важно — видеть не только в Украине, но и в сегодняшней Европе гибкий и меняющийся организм, понимать, как в условиях движения навстречу друг другу они могут претерпевать изменения и по-новому характеризовать себя, делать поправки, чтобы это сближение было взаимообогащающим и придающим новые силы.

Осенью 2013 года, когда судьба соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС висела на волоске, Всеукраинский совет церквей и религиозных организаций обратился к народу, заявив о своей поддержке европейской интеграции, и предложил поправки в концепцию современной Европы и в цели Украины при вступлении в нее. «На наш взгляд, будущее Украины естественным образом определяется ее историческими корнями как независимого государства среди свободных европейских наций. Понятно, что современная единая Европа многого достигла, но там еще много чего надо менять и исправлять, как и в нашем украинском доме. Традиционные религиозные, культурные, семейные и нравственные ценности, веками служившие основой жизни для народов Европы,  — драгоценное сокровище, которое все мы должны ценить, защищать и приумножать. Мы знаем, что в Европе у нас много единомышленников, с которыми мы готовы сотрудничать».

В данном заявлении важно услышать две вещи. Во-первых, по словам церковных лидеров, Украина — это Европа как исторически, так и географически. В то же время, с Европой не все так определенно, но у нее есть установленный курс, и ее надо направлять и сдерживать совместными усилиями единомышленников, в том числе, украинцев.

То, что было сказано до революции достоинства на Майдане и последовавшей затем российской агрессии, не утратило своей актуальности. Напротив, это стало предисловием к сегодняшним дебатам.

Осенью 2015 года, когда украинскому парламенту предложили принять антидискриминационные поправки (ослабление традиционных представлений о половых и брачных отношениях) в обмен на безвизовый режим с ЕС, украинская церковь решительно выступила против такого «обмена» и предложила внести поправки в конституцию для защиты традиционных христианских ценностей (особенности ценности жизни от зачатия до смерти и ценности семьи как союза между мужчиной и женщиной).

Таким образом, церковь отвергла предложение о «нетрадиционных ценностях в обмен на безвизовый режим». Она последовательно настаивает на том, что украинские нравственные ценности и духовные традиции могут стать благодеянием, а не бременем для Европы.

Как сказал недавно патриарх Филарет, «именно из-за того, что Украина — часть Европы, мы считаем, что у нашего народа не меньше, чем у других народов, прав на сохранение собственной самобытности в европейской семье и на приверженность традиционным духовным и культурным ценностям». Иными словами, украинские церкви сочетают свое стремление к евроинтеграции с верностью собственным традициям. Иногда такое сочетание кажется противоречивым, но оно динамично и нацелено на гармонию.


Украина видит себя частью Европы. Она хочет пользоваться плодами и преимуществами европейской цивилизации и культуры, но в то же время, она не готова жертвовать своими духовными традициями. Конечно, суть и ценность этих традиций нуждаются в разъяснении, потому что украинское христианство остается в основном номинальным, а ссылки на традиции и ценности являются двусмысленными. Но чрезвычайно важен и актуален сам вопрос об украинских традициях и об украинском факторе в целом как о чем-то таком, чего не хватает Европе.

Тот факт, что вопрос об отношениях Украины с Европой приобрел двусторонний характер, несомненно является результатом работы украинских церквей. Они решили предложить нечто в ответ, познать свою собственную ценность и поделиться ею. В отличие от них, государство и общество видят в Европе только набор гражданских привилегий, и спешат получить их любой ценой, даже за счет отказа от собственной идентичности и достояния. Похожим образом, европейцы в основном сосредоточились на том, что украинцы могут взять у них, и чем им придется поделиться со своими новыми, более бедными соседями. Но им надо увидеть в Украине не только получающего, но и дающего, не только ее недостатки и изъяны, но и ее потенциал. И это относится не только к сфере религии и культуры, но и ко всем другим сферам.

Если хотите, Украина  — кусочек европейской головоломки, без которого Европа не может быть единым целым и самой собой. Эта головоломка обладает культурной, экономической, политической и военной значимостью. Все эти определяемые историческими корнями ценности вновь стали актуальны в свете антизападной агрессии России и нарастающего давления со стороны радикального ислама.

В культурном плане Украина представляет собой уникальный синтез восточного и западного христианства. Устранив зависимость от Москвы, Украинская православная церковь получит признание своей независимости и станет ключевым фактором в мировом православии. Ее первым шагом, скорее всего, будет сближение с греко-католической церковью. Такое сближение двух крупнейших религиозных традиций на Украине будет иметь критически важные последствия для России и Европы в религиозном контексте. Оно также придаст новую жизнь отношениям между Константинополем и Римом, чьи европейские интересы совпадают именно на украинской территории. Возвращение украинского православия (и других традиций) в европейский контекст существенно усилит и разнообразит христианскую составляющую европейской идентичности.


В экономическом плане Украина имеет шанс вернуть себе хорошо известное, но к сожалению, давно уже утраченное звание «хлебной корзины Европы». Украинские земли обширны и плодородны, и они не только открывают большие возможности для инвестиций и перспектив международного бизнеса, но и создают гарантию продовольственной безопасности для всего региона. Восстановление статуса Украины как «хлебной корзины Европы» зависит от возрождения ее международной транспортной системы. География Украины в ее пользу. Она естественно является транзитной страной в силу своего географического положения, а ее морские и речные порты имеют жизненно важное значение. Украина  — естественное и необходимое продолжение Европы в восточном направлении, как в плане географии, так и в плане экономики.

В военно-политической сфере Украина уже стала пограничной охраной Европы, отважно отражая натиск с востока и с северо-востока. Это настоящий пограничный рубеж Европы — культурный, исторический, политический и военный. Представление об Украине как о европейском передовом рубеже проложит путь к пониманию того, что объединяет ее с Европой, а что разделяет, в чем их точки расхождения и дисбаланс. Без Украины европейские границы уязвимы, и не потому, что там нет следующей линии обороны, а потому что следующая линия  — не рубеж, потому что она слаба и податлива, потому что это скорее правовая формальность, нежели защитная полоса.

В свете вышесказанного нетрудно согласиться с распространенной фразой, что «Украина идет в Европу, которой больше не существует», так как без Украины нет Европы. Она не существует как единое целое, и у нее нет будущего. Поскольку Украина  — это Европа, Европа сейчас неполноценна. С приходом Украины Европа должна измениться. Потому что Украина на пути в Европу тоже должна измениться. Украина и Европа нуждаются друг в друге, чтобы объединиться ради общей цели и обновления.

Михаил Черенков — вице-президент по вопросам стратегии ассоциации «Духовное Возрождение», профессор Украинского католического университета в городе Львове. Он соавтор книги A Future and a Hope: Mission, Theological Education and the Transformation of Post-Soviet Society (Будущее и надежда: Миссия, богословское образование и трансформация постсоветского общества).

— —-----------
Комментарии читателей

No Di Pietro
Мне кажется, вы понятия не имеете, что такое ЕС.
Слава Богу, мы жили без Украины 50 лет, и еще лет 25 проживем, или больше, на что я надеюсь.

Irakli Bokuchava
Жан-Клод Юнкер сказал, что Украина не вступит еще лет 20-25. Это не только прискорбное заявление (через 25 лет моему поколению будет за 70 — старики и старухи), но и опасное. За это время к власти на Украине придут прокремлевские политические силы… проблемный фактор это Россия. Надеюсь, новое поколение западных политиков будет смелее, решительнее и целеустремленнее, и спасет страны Восточной Европы от кремлевского кошмара.