Россия и Иран имеют уникальную возможность поддержать друг друга в один из самых важных и непростых периодов своей истории. Сегодня Исламская Республика Иран признается одной из ключевых региональных держав — возможно, ей не удалось бы проводить независимую политику на международном уровне настолько успешно без участия России. С другой стороны, если бы не Иран, то условия, в которых оказалась Российская Федерация после окончания холодной войны, оказались бы намного более сложными. Фактически, с начала девяностых годов одна из основных причин, по которой Запад пристально наблюдал за Россией, была ее склонность — по крайней мере, видимая, — оказывать стратегическую помощь Ирану. Не будем вдаваться в подробности относительно того, насколько российской стороне удалось реализовать эту помощь и удалось ли это вообще, но отметим, что русские прекрасно воспользовались этой возможностью для того, чтобы заставить западных политиков сесть с ними за стол переговоров.

Вполне возможно, что страны все еще не осознают до конца, насколько сильно они содействовали друг другу в плане повышения международного статуса, или попросту недооценивают это. Вероятно, в какие-то моменты они даже заявляли, что не нуждаются в подобных «услугах». Однако в действительности все обстоит таким образом, что и Россия, и Иран, накапливающие державную мощь, волей-неволей нуждаются друг в друге. За истекшую четверть столетия Иран принял на себя большую часть враждебной агрессии Запада, которая могла бы в противном случае обернуться против России. Все эти годы «иранская проблема» заставляла страны Запада, продолжающие свои попытки ограничить и унизить Россию, не терять бдительности в отношениях с ней. Они очень старались не предпринимать таких мер, которые могли бы заставить Россию перейти на сторону критиков формирующегося нового миропорядка. Ключевую роль среди последних, как известно, играет Иран. По этой причине западные политики даже предоставили России некоторые преимущества: например, она присоединилась к семерке сильнейших промышленных стран мира, после чего международный клуб переименовали в «Группу восьми». Долгие годы проблема Ирана стояла настолько остро, что западные страны, и особенно Соединенные Штаты, нехотя дали свое согласие на участие России в саммитах G8 и даже вели переговоры и сотрудничали с этой страной в двустороннем формате.

До подписания ядерного соглашения Запад очень интересовало, как именно Россия ведет себя по отношению к Ирану. Если русские соглашались вместе с западными странами оказывать давление на Исламскую Республику, то Иран оказывался в крайне затруднительной ситуации. Если же Россия, наоборот, поставляла Ирану стратегическое оружие и современные технологии или создавала определенные трудности на уровне Совета Безопасности ООН, когда западные страны рассматривали введение новых санкций против Исламской Республики, то Запад уже никак не мог влиять на Тегеран. В конце концов, именно Россия, несмотря на все трудности, согласилась построить атомную электростанцию в Бушере и продать Ирану некоторые образцы оружия, используемого в оборонных целях. Нужно отметить, что уровень этого сотрудничества никогда не был таким, каким бы хотела его видеть иранская сторона. Однако благодаря тому, что все же удалось реализовать, Исламская Республика увеличила свою мощь и потенциал политического игрока. Вместе с тем Москва ничего не должна Тегерану за его косвенную помощь в повышении ее международного статуса, поскольку сама Исламская Республика за все эти годы извлекла для себя немалую пользу из тех преград, которые Россия создавала в отношении засилья Соединенных Штатов. Возможно, ожидалось гораздо большее, однако политика основывается прежде всего на противоречии интересов. Важно то, что до подписания ядерного соглашения российско-иранские отношения, вопреки всем своим проблемам и явной ограниченности, несли на себе отпечаток весьма важных стратегических интересов обеих стран.

Если анализировать события последних двух лет, связанные с Россией и Ираном, можно заметить, что отношения между странами в некоторой степени изменились. После того, как между Россией и Западом возникла напряженность, связанная с ситуацией на Украине, проблема Ирана перестала быть главной темой для дискуссии между российскими и западными политиками. На самом деле противоречия России и Запада по поводу Украины настолько глубоки, что этот разрыв не в состоянии компенсировать даже сотрудничество по иранской тематике. Кроме того, завершение переговоров Ирана с группой «5+1» по ядерной проблеме и возможность улучшения его отношений с Западом после отмены санкций скорее всего предоставит Тегерану шанс проводить еще более сбалансированную внешнюю политику. В этой ситуации резонно задуматься о следующем вопросе: остаются ли российско-иранские отношения по-прежнему выгодными для обеих сторон?


Отвечая на этот вопрос, следует отметить, что нынешние условия не только не умаляют значимость обеих стран друг для друга, но и создают более благоприятные и даже необходимые предпосылки для их партнерства. После подписания ядерного соглашения ожидается отмена некоторых антииранских санкций, но Запад до сих пор не открыл многие каналы сотрудничества с Исламской Республикой. Очевидно, что нежелание западных стран укреплять оборонный потенциал Ирана делает именно Россию важнейшим для него партнером в этой области. Кроме того, снятие юридических ограничений на торговлю с иранцами в условиях продления санкций в отношении России открывает новые возможности для развития экономического сотрудничества между Москвой и Тегераном. Стоит отметить, что отсутствие все последние годы экономической взаимосвязи между странами стало одной из самых серьезных проблем российско-иранского сотрудничества.

На политическом уровне сотрудничество России и Ирана имеет еще большее значение, чем прежде. В Западной Азии их объединенные усилия в плане урегулирования кризиса в Сирии фактически поставили крест на попытках некоторых региональных и западных государств изменить нынешний баланс в Арабской Республике. В последние годы американцы постоянно говорят о сокращении своих обязательств в отношении государств Ближнего Востока и смещении собственных стратегических интересов в восточную часть Азии и Океанию. Тем не менее о провале политики Соединенных Штатов в Ближневосточном регионе свидетельствует их отказ нести ответственность за нынешнюю ситуацию в этих странах. Важнейшим результатом этой политики можно считать предоставление еще большей свободы действий Саудовской Аравии, что, в свою очередь, привело к росту радикализма и обострению религиозных противоречий. В подобных условиях Россия и Иран, которые, с одной стороны, подвержены влиянию общей угрозы, а с другой — обладают необходимыми ресурсами для противостояния ей, обречены еще больше взаимодействовать в этой плоскости.

Возможности Исламской Республики Иран оказывать свое влияние на региональные процессы в Западной Азии и широкий потенциал России в плане обороны и современных технологий позволяют думать о том, что эти страны до сих пор обладают огромным зарядом для совместного сотрудничества, которое может для каждой из них иметь стратегическое значение.

Подводя итог, стоит отметить, что Россия и Иран — это страны, которые стремятся снизить свою зависимость от глобальных экономических структур и не позволить западным державам использовать эти структуры для реализации собственных интересов. Поэтому необходимо прилагать усилия для того, чтобы за счет развития двустороннего сотрудничества и укрепления таких независимых организаций, как БРИКС, у суверенных государств было гораздо больше возможностей для маневра.