Пятилетие войны в Сирии стало — к всеобщему удивлению — днем, когда Россия начала отвод своих войск.

Так Клаус Матисен (Claus Mathiesen), преподаватель Академии обороны Дании, прокомментировал вывод российских войск из Сирии.

В понедельник российский президент Владимир Путин сообщил, что отвод большей части сил начнется во вторник — в день, когда исполнится пять лет с момента начала гражданской войны в Сирии.

Миссия России в охваченной войной стране «в основном выполнена», объяснил президент в понедельник в Москве. Вместе с тем, он подчеркнул, что российское военное присутствие проложило путь для процесса мирного урегулирования под эгидой ООН в Женеве.

Клаус Матисен дает несколько объяснений неожиданному уходу России.

Во-первых, Россия не хочет увязнуть в ближневосточном конфликте.

— Россия видела, что Запад столкнулся с непомерными трудностями при выводе войск из Ирака и Афганистана. Заявив об уходе, Россия демонстрирует, что стратегия выхода может работать и до того, как все будет улажено до конца. Это делается именно для того, чтобы избежать риска застрять там надолго.


Вместе с тем, он хочет сказать, что и в словах Владимира Путина о том, что Россия в основном достигла желаемых результатов, есть смысл.

— Россия оказала силам Асада достаточно поддержки, так что сирийские войска в настоящее время, кажется, в состоянии частично контролировать ситуацию. В этом смысле цель достигнута.

Но если считать целью начало процесса мирного урегулирования, который ведет к заключению мирного договора, то Россия не совсем выполнила задачу, добавляет Клаус Матисен и указывает, что Россия как раз не имела желания вкладывать больше сил во всеобщий мирный процесс.

— Как пожилой 60-летний человек, я хочу обратить внимание на то, что там была война, когда я родился, и эта война продолжается до сих пор.

— Вообще, мне кажется, у России относительно реалистическое представление о ситуации и она понимает, что нелегко решить проблему, пока все не улажено.

Последнее, но не менее важное: участвуя в конфликте, Россия нашла решение, которое намного больше соответствует ее собственным интересам, чем прежняя ситуация.

Сирийский президент Башар Асад остается у власти, и Россия снова укрепила свои позиции на Ближнем Востоке.

— Россия восстановила свой статус народа, который нельзя игнорировать при решении различных мировых проблем. Это очень важно для российской повестки дня, — говорит Матисен и добавляет:

— В 1990-х и 2000-х наиболее унизительным для России было то, что ее отодвигали в сторону.

Поэтому Россия стремится гарантированно получить место за столом переговоров в Женеве, утверждает Клаус Матисен.

На вопрос о том, что именно отвод российских войск означает для процесса мирного урегулирования, Матисен отвечает со скепсисом:

— По-прежнему сложно быть оптимистом, — так было, прежде чем русские пришли, и так остается до сих пор. В конфликте имеется множество сторон и противоречащих друг другу интересов, так что, как мне кажется, существует риск, что конфликт мало-помалу разгорится вновь, если Россия, сирийское правительство и США не достигнут в Женеве компромисса о более или менее жизнеспособном решении.