С тех пор, как на Украине в конце 2013 года разразился кризис, многие комментаторы в западных СМИ постоянно говорят о том, что из-за дестабилизирующих действий на восточной периферии ЕС возникают угрозы безопасности в Европе. Вместе с тем, некоторые ученые считают, что эти события предвещают поворот внешней политики Запада в сторону реализма. Чем это чревато для Западных Балкан, где регулярно возникают дискуссии на данную тему?

Все до одной правящие элиты в Сербии, Черногории, Македонии и Боснии в последние годы в той или иной степени выступают за сближение с Евросоюзом. Словения, а затем и Хорватия стали полноправными членами европейского сообщества. Но другие страны находятся на разных этапах на пути к членству в ЕС, а в некоторых случаях в НАТО. Самая крупная из этих стран — Сербия, которую чаще всех обвиняют в кровопролитии на Балканах, — недавно открыла две первые главы на пути вступления в Евросоюз, а Черногории в конце прошлого года предложили стать членом НАТО.


Македония также стремится присоединиться к ЕС, но она завязла в многолетнем споре с Грецией из-за своего названия (северный район Греции тоже называется Македония), а также в разразившемся в прошлом году коррупционном скандале, за которым ЕС внимательно наблюдает. Надо сказать, что коррупция, межнациональные обиды и претензии, а также острый вопрос о судах над военными преступниками неотступно преследуют новые государства на Балканах. В этой связи даже удивительно, что несмотря на близость данного региона к миграционным маршрутам, этот кризис не вызвал там серьезной внутренней неразберихи.

Многие опасаются, что после российского вторжения на Украину, аннексии Крыма и усиливающейся напористости в Сирии Западные Балканы тоже могут стать мишенью для Кремля. Например, «Голос Америки» недавно сообщил, что по словам обозревателей, «российская пропаганда, некоммерческие и культурные организации совершают серьезные набеги на Балканы в таких странах как Македония, Сербия, Черногория и Албания. Большинство балканских стран стремятся к вступлению в НАТО и Европейский Союз, однако влияние России в этом регионе усиливается благодаря российским инвестициям».

Это не говорит о том, что на Балканах сегодня есть страх перед прямым военным вмешательством. Скорее всего, Россия будет применять другую тактику, дабы помешать дальнейшей евроинтеграции стран из состава бывшей Югославии, которые сегодня не входят ни в ЕС, ни в НАТО. Перед лицом российской агрессии на Украине ЕС кажется слабым, а его реакция замедленной. Европа сбита с толку гибридной войной и действиями «маленьких зеленых человечков», а также мощной российской пропагандой. Насколько обоснованны страхи перед российским вмешательством в дела таких стран, как Сербия, в случае продолжения их курса на евроинтеграцию?

Проблемы безопасности

Больше всего Россию раздражает вопрос о членстве в НАТО. Москва подвергла яростной критике действия Черногории по вступлению в Североатлантический альянс. Российский министр иностранных дел Сергей Лавров в интервью о действиях Черногории сказал так: «Дело не в Черногории. Дело в отношении НАТО не только к развитию связей с Россией, но и к обеспечению глобальной безопасности. НАТО несет ответственность за свою собственную территорию, и как написано в Вашингтонском договоре, она обеспечивает коллективную оборону. Но в таком случае сиди в пределах своих границ, и тебя никто не тронет».

Лавров вспомнил о действиях НАТО на Балканах в 1990-е годы и призвал к проведению в Черногории референдума о членстве в альянсе: «Они знают, что скорее всего люди, которых НАТО бомбила всего двадцать лет назад, помнят об этом, и что им будет трудно с энтузиазмом согласиться с мыслью своего руководства о том, что надо многое забыть, вступив в НАТО». Этот вопрос расколол общество Черногории, а религиозные лидеры в соседней Сербии тоже призывают эту страну провести референдум. В связи с этим возникает обеспокоенность, что российская пропаганда может воспользоваться разногласиями в обществе этих стран, что уже происходит на Украине. Например, хорошо известно, что у Сербии давние исторические связи с Россией. Как показал проведенный недавно Международным республиканским институтом опрос общественного мнения, 50% опрошенных граждан Сербии считают, что их страна идет «в неправильном направлении», и лишь 46% заявили, что проголосуют за членство в ЕС.

Идеи евроинтеграции в Сербии и в соседних странах не защищены и от другой неблагоприятной тенденции: усталости стран-членов ЕС от расширения. Имея на руках такое количество неразрешенных кризисов, начиная с миграции и спасения зоны евро, и кончая референдумом о выходе Британии, европейские лидеры вполне естественно не хотят новой волны расширения. Это нежелание усиливается в связи с укреплением позиций популистов во многих странах-членах, выступающих против ЕС. Некоторые из них открыто восхищаются путинской Россией, и есть подозрения, что они получают от нее помощь. Это может привести к дальнейшему ослаблению проевропейских настроений в странах на западе Балкан.

Пропагандистские войны

После российского вторжения на Украину часто говорят о мощи российской пропаганды. Это оказывает свое воздействие на Балканы, пусть и гораздо менее существенное. Сайт Спутник/Новости недавно сообщил: «Проведенный в Сербии опрос показал, что Владимиру Путину сербы доверяют больше, чем собственному руководителю, и большинство из них было бы радо вступить в политический и экономический союз с Россией». А Russia Today утверждает: «Западные страны прилагают огромные усилия, чтобы не допустить проведения в Черногории референдума о членстве в НАТО». Сербия, со своей стороны, заявляет, что не намерена вступать в Североатлантический альянс, и принимает участие в совместных военных учениях с Россией.

Привлекательность ЕС на Балканах по-прежнему значительна

Сияющий ореол членства в ЕС в последние годы потускнел в связи с нарастанием проблем в этом объединении. Тем не менее, и вопреки страхам перед влиянием России в этом регионе, дальнейшее продвижение по пути европейской интеграции по-прежнему является привлекательной перспективой. Не входящие в ЕС страны бывшей Югославии видят, что их экономика отстает от других экс-коммунистических соседних государств. Выход на рынки ЕС, доступ к инвестициям и средствам на развитие служит для кандидатов на вступление мощным стимулом. По этой причине все страны Западных Балкан передали своих военных руководителей в Гаагский трибунал. Сербия в этом отношении проявляла особую непреклонность, но со временем сдала таких хорошо известных деятелей как Ратко Младич и Радован Караджич, которые причастны к преступлениям против человечности в ходе конфликта в Боснии.

Привлекательность членства в ЕС заставляет балканские страны проводить важные структурные реформы и бороться с коррупцией, которая приносит вред их региону. К удивлению многих, сербское правительство, начав в декабре переговоры о вступлении в ЕС, почти сразу провело антикоррупционную операцию и арестовало 79 чиновников. Заместитель премьер-министра Кори Удовички (Kori Udovički), отвечающая за реформу государственного управления, имеет диплом экономиста Йельского университета, и понимает механизмы и правила работы Брюсселя. Тем не менее, она говорит о колоссальных проблемах Сербии, связанных с реформированием институтов власти в условиях, когда у правительства все меньше расходных средств. В то же время, еврокомиссар по вопросам расширения Йоханнес Хан (Johannes Hahn) внимательно следил за кризисом в Македонии в связи с возникшим там в прошлом году скандалом по поводу прослушки и коррупции, содействуя созданию переходного правительства, отставке премьера Николы Груевского и проведению новых выборов, запланированных на лето 2016 года.

Значительные усилия, которые необходимо приложить для соответствия требованиям Еврокомиссии, также заставляют регион проводить либеральные экономические реформы. Например, Македония недавно заняла 12-е место в рейтинге Всемирное банка в категории «Легкость ведения бизнеса», хотя критики оспаривают его методику, полагая, что она поддается различным манипуляциям. Точно так же, в рейтинге экономической свободы Heritage Foundation за 2016 год Сербия, Черногория и Македония опередили Италию и Францию. Следовательно, потенциал евроинтеграции действительно является мощным катализатором реформ.

Проблема Косова

Один из самых трудных и болезненных вопросов для Сербии это статус Косова, и чтобы вступить в ЕС, она обязана его решить. Лидеры Евросоюза специально увязывают переговоры с Сербией о вступлении с нормализацией ее отношений со своей бывшей территорией. Все более заметную роль в этом регионе играет Германия, и многие балканские лидеры ждут от Ангелы Меркель подвижек в вопросах интеграции. Канцлер Германии посетила Балканы в июле 2015 года перед тем, как Сербия и Косово подписали в августе соглашение по ряду спорных вопросов, включая вопрос о предоставлении большей автономии сербскому меньшинству на севере Косова. Но в ноябре косовский конституционный суд аннулировал данное соглашение после того, как албанское большинство провело серию демонстраций. Тем не менее, несмотря на протесты косоваров, глава внешнеполитического ведомства ЕС Федерика Могерини высоко оценила сербские попытки примирения и вскоре после этого начала переговоры о вступлении Сербии в ЕС.

Если расширение НАТО вызывает противодействие со стороны России, то со вступлением в ЕС не все так однозначно. У этого торгового блока явно имеется политическое измерение, но Балканы традиционно были более самостоятельны, чем бывшие советские республики, где Россия пытается создать свою собственную экономическую зону в рамках Евразийского экономического союза. Надо сказать, что Югославия во времена Тито мастерски удерживала дистанцию в отношениях с Востоком и Западом, получая поддержку с обеих сторон. Югославия откололась от коммунистического мира, который возглавляла Москва; в 1948 году она вышла из сталинского Комиинформа и стала ведущим членом Движения неприсоединения. Об этих исторических моментах сегодня мало кто вспоминает, рассматривая сегодняшнюю ситуацию с позиций усиливающейся поляризации.

Тито был умелым стратегом, действовавшим в традициях Realpolitik, о которой после событий на Украине вспоминают многие европейские аналитики. Политика европейской экспансии в последние 25 лет зиждется на общих ценностях, таких как демократия и права человека. Но в условиях нарастания нестабильности в регионе эта эпоха, по мнению многих, начинает клониться к закату. Сейчас преобладают более узкие эгоистические интересы. Европейский совет по международным отношениям (European Council on Foreign Relations) в своей прошлогодней статье утверждал, что ЕС должен зондировать почву для улучшения отношений с находящейся под санкциями Белоруссией, дабы вырвать ее из объятий России — тем более, что в этой стране осталось мало политзаключенных. Надо сказать, что в прошлом году президент Белоруссии Александр Лукашенко отдалился от России, а в августе 2015 года выпустил на свободу всех политических узников. В результате этого прошедшие 11 октября 2015 года президентские выборы вызвали мало критики со стороны ЕС, несмотря на весьма подозрительную победу Лукашенко, набравшего 83,5% голосов. Лукашенко, как и Тито, научился работать на обе стороны. Влиятельный немецкий аналитический центр Stiftung Wissenschaft und Politik предположил, что мы сегодня вступаем в новую эпоху международных отношений, основанную не на ценностях, а на интересах, то есть, совершаем поворот в сторону реализма.

Поскольку представления о нарастании российской угрозы усиливаются, есть основания говорить о том, что на Западных Балканах начинает преобладать политический реализм. Самый наглядный тому пример — предложение ЕС начать переговоры с Сербией о вступлении. В прошлом проблема нормализации отношений Сербии со своей бывшей территорией Косово являлась препятствием для продвижения вперед. Но в последние месяцы Евросоюз по сути дела игнорирует жалобы косовских албанцев и идет вперед в переговорах с Сербией. Поддержав Косово во время войны за отделение в конце 1990-х, а затем признав независимость этой страны в 2008 году, ЕС теперь больше думает о наведении мостов с Сербией, которая в прошлом была несносным ребенком Европы. А еще Черногория получила приглашение вступить в НАТО. Это крошечное государство считают главным правонарушителем в регионе из-за царящей там коррупции. Проект по расследованию организованной преступности и коррупции (Organized Crime and Corruption Reporting Project) в прошлом году объявил «человеком года давнего черногорского лидера Мило Дукановича за его «работу по содействию преступности, коррупции и нецивилизованному обществу». Однако европейские руководители продолжают поддерживать режим в Подгорице.


Между тем, коррупционный скандал, разгоревшийся в соседней Македонии, в 2015 году создал угрозу общественных беспорядков. Лидеры ЕС быстро вмешались, поддержали деятелей оппозиции и по сути дела свергли правительство. Консервативный блок в Европарламенте, состоящий из разношерстных правых партий, пожаловался на двойные стандарты, действующие в отношении Черногории, Македонии и Сербии. Но на это можно взглянуть и по-другому, посчитав, что европейские лидеры следуют курсом Realpolitik (в том смысле, в каком его понимал историк середины XIX века Людвиг фон Рохау (Ludwig von Rochau)), заключая краткосрочные сделки ради долгосрочных идеалов. Точно так же недавнее соглашение ЕС со все более драконовским правительством Турции по вопросам миграции выставляет напоказ его циничный прагматизм.

И в заключение, как мы можем вкратце охарактеризовать страх перед российским влиянием на Западных Балканах? Да, у России в этом регионе есть свои интересы, и она несомненно хочет помешать идущему там процессу евроинтеграции и особенно расширению членства в НАТО. Но ситуация на Балканах менее критическая, чем в российском «ближнем зарубежье», скажем, на Украине. Страны на Западных Балканах все равно находятся в окружении членов НАТО и ЕС. А как насчет мягкой силы России? Опять же, хотя в этом регионе существуют симпатии к России, и несмотря на раскол в рядах ЕС в последние годы, экономическую притягательность Западной Европы нельзя всерьез сравнивать с российской моделью, в центре которой находится зависимость. Следовательно, балканские кандидаты на вступление в ЕС продолжат свое движение по европейской траектории. Но ситуация здесь непростая, и многое зависит от внешних событий и кризисов, которых сегодня хоть отбавляй.