В этом месяце исполняется год с начала саудовской военной операции «Буря решимости» в Йемене. В ночь с 25 на 26 марта 2015 года авиация так называемой «аравийской коалиции», включающей монархии Персидского залива, начала массированные бомбежки столицы Йемена — Саны, а также других стратегических объектов. При этом США и Франция оказывали силам коалиции логистическую поддержку. Хотя формальным предлогом для вторжения называлось восстановление полномочий свергнутого президента Абд Раббу Мансура Хади, главной целью было подавление шиитских повстанцев-хуситов, захвативших большую часть страны.

Как считает Фареа аль-Муслими, ведущий специалист по Йемену в Carnegie Middle East Center, йеменский конфликт был сначала внутриполитическим, но после взятия хуситами Саны он приобрел региональное и религиозное измерение. Хуситы сместили просаудовского и проамериканского президента Абд Раббу Мансура Хади, который пришел к власти в результате «арабской весны». Хади сбежал в Саудовскую Аравию, а в Эр-Рияде решили, что события в Йемене представляют непосредственную угрозу королевству. Саудовцы не могли даже допустить мысль, что на их южных границах может возникнуть шиитское государство, которому оказывает поддержку Иран. У них уже был наглядный пример шиитской экспансии в лице ливанского движения «Хезболла». В этой связи они приняли очень рискованное решение, последствия которого могут определить судьбу самой Саудовской Аравии.

В целом, результаты военной операции малоутешительны для Саудовской Аравии и ее союзников. По прошествии года силам «аравийской коалиции» и их местных ставленников не удалось достичь заявленных целей. Точнее, были выполнены лишь некоторые из поставленных задач. Так, летом 2015 года войска коалиции вместе с формированиями, верными президенту Хади, вернули под свой контроль провинцию Аден, включая важнейший торговый порт. В первой половине марта 2016 года войска, подконтрольные Хади, прорвали блокаду хуситов и вошли в предместья Таиза, третьего по величине города страны. Здесь продолжаются ожесточенные бои с хуситами.


Сам Хади вернулся в Йемен после 9-месячного изгнания в Эр-Рияде, однако он практически заблокирован в Адене. Ситуация здесь крайне напряженная, причем главную угрозу стабильности представляют не хуситы, а боевики АКАП («Аль-Каиды» на Аравийском полуострове), которые участвовали в штурме города вместе с правительственными войсками и коалицией. В Адене совершаются многочисленные теракты, губернатор провинции был убит в декабре 2015 года.

Просаудовское правительство утвержает, что контролирует от 70 до 85% территории Йемена. Это, конечно, преувеличение. Территории контролируются не только хуситами и силами коалиции, но и местными племенными образованиями, а также исламскими радикальными движениями, которые не подчиняются никому.

Хуситы вместе с силами, лояльными бывшему президенту страны Али Абдулле Салеху, сохраняют контроль над северной частью страны, включая столицу Сана. Саудовские бомбежки имели обратный эффект — население сплотилось вокруг шиитских формирований «Ансар Алла». Поддержку им оказывают спецслужбы и чиновники, оставшиеся верными Салеху, смещенному в 2011 году. Несмотря на постоянные налеты саудовской авиации, хуситы и сторонники экс-президента сумели сохранить функционирующие госструктуры. В Сане действуют центральный банк, органы правосудия и полиция, работают университеты, выдаются визы. Чиновники получают зарплаты даже в охваченных боями южных регионах страны. Это удивляет многих западных наблюдателей, но в то же время говорит о надежности структур управления, созданных экс-президентом Салехом, который руководил Йеменом несколько десятилетий.

Война, развязанная Саудовской Аравией, имела катастрофические последствия для Йемена. За год боевых действий погибло не менее 6 тысяч человек (в основном, гражданских лиц), 28 тысяч получили ранения, а свыше двух с половиной миллионов были вынуждены покинуть родные места. По оценке ООН, 80% населения нуждается в срочной гуманитарной помощи, стране грозит голод. Разрушена инфраструктура (дороги, аэродромы и мосты), уничтожены больницы и административные здания. Йемен и ранее был одной из беднейших арабских стран, однако теперь он полностью отброшен в средневековье. Война привела к ожесточению противоборствующих сторон, каждая из которых не только нарушает права человека, но и совершает военные преступления.

Силы коалиции также понесли значительные (по местным меркам) потери. В сентябре 2015 года в результате ракетного попадания были убиты 83 военнослужащих, в том числе 45 из ОАЭ. В декабре погибли 152 солдата из Саудовской Аравии и эмиратов. Эффективность сухопутных операций в Йемене оказалось крайне низкой, что и неудивительно: против опытных партизан-хуситов воюют оплаченные странами Персидского залива наемники, в том числе из частной американской компании Akademi (бывшей Blackwater).

Избранная саудитами и их союзниками военная стратегия (авиаудары и захват стратегически важных городов) близка к той, что применяли американцы в Афганистане, и дала лишь ограниченный результат. Со своей стороны, мобильные подразделения хуситов успешно контратакуют и даже могут обстреливать ракетами территорию Саудовской Аравии. К тому же, военная операция обходится Саудовской Аравии в десятки миллионов долларов ежедневно, и непонятно, как долго казна королевства, уже испытывающая трудности, сможет выдерживать такую нагрузку.

До сих пор все попытки установить перемирие неизбежно заканчивались провалом, а бои и бомбежки возобновлялись с новой силой. Мирные переговоры под эгидой ООН начались прошлым летом в Женеве, но ощутимых результатов не дали. У международных посредников создалось впечатление, что никто из участников йеменского конфликта не воспринимает мирные инициативы всерьез. Тем не менее, ввиду истощения сил обеих сторон, первые признаки сближения появились. Уже в этом месяце два представителя хуситского «Революционного комитета» провели в Саудовской Аравии секретные переговоры с целью подготовки более длительного перемирия. Так называемая «аравийская коалиция», возглавляемая Саудовской Аравией, и шиитское движение «Аль-Ансар» (хуситы) заключили предварительное соглашение о прекращении огня на йеменско-саудовской границе. Будет также проведен обмен военнопленными. Это означает, что Саудовская Аравия де-факто уже признает бесперспективность этой войны.

Весьма показательно, что конфликт в Йемене недостаточно освещается в мировых СМИ, ему не придается такое же значение, как боевым действиям в Ираке, Сирии или Ливии. Совет безопасности ООН гораздо реже обсуждал эту тему в сравнении с другими «горячими точками» Ближнего Востока. Практически все международные инициативы по Йемену были отданы на откуп Саудовской Аравии, которая по-прежнему делает ставку на президента Хади, не имеющего в глазах йеменцев достаточной легитимности. Вместе с тем, для судеб Ближнего Востока и арабского мира эта война может иметь самые серьезные последствия, ибо угрожает стабильности Аравийского полуострова и нефтедобывающих монархий Персидского залива. Ведя войну с шиитами-хуситами, Саудовская Аравия породила в Йемене хаос и тем самым содействовала усилению суннитских радикальных движений — «Аль-Каиды на Аравийском полуострове» (АКАП), «Братьев-мусульман» и ИГИЛ. АКАП является одним из наиболее агрессивных отрядов «Аль-Каиды», на ее счету ряд резонансных терактов в Саудовской Аравии и на Ближнем Востоке, а также нападение на Charlie Hebdo в Париже. Боевики АКАП почти полностью контролируют крупнейшую по площади провинцию Йемена — Хадрамаут. Кроме того, усиливается сепаратизм южного Йемена: здесь по-прежнему действуют силы, добивающиеся независимости от Севера. По мере того как конфликт затягивается, ускоряется процесс территориально-административного распада. Есть серьезные основания полагать, то Йемен как единое государство уже прекратил свое существование.

Конфликт в Йемене часто изображается как опосредованная война (proxy war) между Саудовской Аравией и Ираном. В действительности, Иран пока что ограничивается дипломатической и отчасти финансовой поддержкой хуситов, отправки оружия и военных советников отмечено не было. Гораздо важнее для северян-хуситов оказалась поддержка племен и силовых структур, верных бывшему президенту Салеху. Однако в случае дальнейшего обострения ирано-саудовских отношений поддержка хуситам со стороны Тегерана может вырасти.

Как разрешить нынешний конфликт в Йемене не знает никто из его участников. Ни у Саудовской Аравии, ни у ее покровителей на Западе не было конструктивного плана действий, когда год назад они начали военную операцию. Йеменский конфликт, то ослабевая, то обостряясь, может длиться многие годы, как это видно на примере Афганистана или Ирака. Больше всего от него выигрывают исламские радикалы всех мастей, что в конечном счете станет серьезнейшей проблемой для безопасности Саудовской Аравии и стран Персидского залива.

Очевидно одно: без хуситов как важнейшего игрока на политической арене Йемена решение проблемы невозможно, и Саудовской Аравии придется с ними договариваться в любом случае. Кроме того, необходимым участником переговоров должен стать северойеменский клан, сплотившийся вокруг экс-президента Али Абдаллы Салеха, который за десятилетия правления создал устойчивую структуру, опирающуюся на силовиков, чиновничество и племенных вождей. В отличие от Салеха, нынешний президент Хади не имеет прочных позиций в стране и опирается в первую очередь на саудовские штыки. Вместе с тем, многое зависит от други участников йеменского противостояния — сепаратистов Юга и радикальных исламских движений.