Россия начала выходить из Сирии, но она не уходит оттуда окончательно. Она дала понять, что при желании может прийти снова. Иными словами, она сказала: пусть не происходит то, что заставит меня вернуться.

Кому были адресованы эти слова, не вполне ясно. Но если учесть, что одновременно с Россией «Хезболла» тоже выводит свои силы, можно предположить, что России удалось заставить Иран отступить, и ее слова в большей степени обращены к умеренной оппозиции и поддерживающей эти группы Турции.

Прессе было объявлено, что до начала выхода из Сирии Путин провел телефонные переговоры с Обамой и таким образом сообщил, что судьба Сирии будет решаться путем переговоров.

Хотя между Россией и США существовало молчаливое согласие по сирийскому вопросу, эти телефонные переговоры показали, в чем стороны расходятся друг с другом. США, видимо, делали упор на то, что переговоры с Путиным идут не «на равных началах». Россия — на поле боя, но США — нет. А, следовательно, за столом переговоров одна сторона держит перо, другая — оружие. Россия, судя по всему, уведомила США о том, что положение уравнялось, и теперь пришло время для настоящих переговоров.

Кто что выиграл?

В результате Россия обеспечила достаточно хорошую защиту своим базам в Тартусе и Хмеймиме. Кто знает, может быть, они договорились о создании американской военной базы в районе Кобани, что и обеспечило равенство.


Если действительно есть равенство в дивидендах, следует обратить внимание на то, кто и что выиграл. Мы можем сказать, что Россия усилила свое военное присутствие в Восточном Средиземноморье и смогла уравновесить присутствие США в Северном Ираке и их возможное присутствие в Сирии. С другой стороны, США напрямую не рисковали в Сирии и без лишних расходов зачистили территории руками России. Грубо говоря, Россия взяла на себя риски, потратила много денег и взамен укрепила две базы. США же не тратились, не рисковали и согласились на одну базу.

К такому согласию два государства привело ИГИЛ. Обе страны были против этой структуры. Именно поэтому они не хотели немедленного устранения Асада. В результате Россия снова сделала Асада международным игроком, а США стали ответственны за силы, с которыми Асад разделит свою власть.

Проблемы существуют

Проблема в том, что США постоянно меняли свое мнение о партнерах Асада во власти. Сначала они сказали «умеренная оппозиция», затем — «Отряды народной самообороны» (YPG). Но функции YPG состояли в том, чтобы помогать Асаду набирать силу и выступать против действий Турции, поддерживающей умеренную оппозицию. Таким образом, США, по сути, не смогли выполнить выпавшую им миссию.

Сегодня на повестке дня — некая система провинций, которую можно назвать «Курдистаном» или еще как-нибудь. Но есть две большие проблемы. Во-первых, ИГИЛ не было полностью уничтожено. Если зона, на которую планируется вытеснить эту структуру, подразумевает Ирак, то можно сказать, что союз США и России пострадает. Вторая проблема — вопрос Курдистана. Возможно, предполагалось создать два разных Курдистана — проамериканский в Ираке и пророссийский в Сирии. Но Иран и Турция по разным причинам выступают против этого сценария.

Козырем России, который убедит США, может быть Украина. Если Россия вернется к украинскому вопросу, она снова потеснит ось Европа — Восток, и Европа ради «Востока» будет вынуждена смотреть на Турцию. США тоже хотят этого. Так, речь идет еще об одном молчаливом согласии. Поэтому ключевой вопрос — сирийские курды и отношения Турции и Европы. Именно для того, чтобы эта связь не была установлена, Рабочая партия Курдистана (РПК) и совершает свои акции. Иными словами, РПК причиняет столько страданий для того, чтобы отношения Европы и Турции не создавались наперекор России.